О выступлении госсекретаря Блинкена в университете Джорджа Вашингтона

P 06.06.2022 U Владимир Терехов

BLN45411

На третью декаду мая пришлись сразу несколько примечательных внешнеполитических акций Вашингтона, адресатом которых является КНР, то есть главный геополитический оппонент США. Несколько из них были реализованы в ходе поездки президента Дж. Байдена в Республику Корея и Японию.

Особое внимание привлекли к себе озвученное американским президентом (но давно обсуждавшееся) так называемое Индо-Тихоокеанское экономическое рамочное соглашение (Indo-Pacific Economic Framework, IPEF), а также очередной саммит конфигурации Quad, уже четвёртый с момента её основания весной прошлого года. Участниками Quad являются США, Япония, Индия и Австралия. IPEF и Quad объединяет одно – в них заложено антикитайское целеполагание. Обе эти аббревиатуры обозначают “невоенную” сферу стратегической борьбы США с главным геополитическим оппонентом.

Подчеркнём в очередной раз, что впечатляющие успехи КНР последних двух десятилетий на международной арене обусловлены активностью как раз в этой невоенной сфере деятельности, то есть связаны с реализацией проекта Belt and Road Initiative. BRI является центральным элементом основополагающей внешнеполитической концепции Пекина, заключающейся в необходимости вовлечения всех участников мирового процесса (независимо от политического устройства каждого из них) в построение “Сообщества единой судьбы”.

Вновь отметим, что в Вашингтоне, видимо, слишком поздно (только с приходом к власти администрации Дж. Байдена) осознали, в чём на самом деле заключается основной вызов попыткам сохранить позицию неоспариваемого лидера за столом “Большой мировой игры”. Не говоря уже о том, что представляется крайне сомнительной сама необходимость решения (заведомо не решаемой, а следовательно, некорректно сформулированной) проблемы нынешнего позиционирования Вашингтона среди других участников упомянутой игры. США вполне комфортно могли бы себя чувствовать и в качестве одного из ведущих участников.

Но есть то, что есть. А именно наблюдается всё более жёсткий характер американской политики по отношению к КНР, который нашёл подтверждение в продолжительном по времени выступлении государственного секретаря Э. Блинкена в университете Джорджа Вашингтона. Оно состоялось 26 мая, то есть в день завершения азиатского турне президента Дж. Байдена. Название доклада (“Подход администрации к Китайской Народной Республике”), его содержание и дата озвучивания показывают, что он был спланирован как органическая часть тех мероприятий, которые на другой стороне глобуса в то же время проводил президент США.

На первый взгляд может показаться, что центральный тезис выступления Э. Блинкена (“инвестировать, согласовывать и конкурировать”) не свидетельствует об априори конфронтационном характере нынешней американской стратегии на китайском направлении. То есть (опять же, вроде бы) сохраняется возможность и для позитивного развития отношений с КНР.

Отметим, что ранее присутствовали признаки определённого раздвоения политики США по отношению к ныне главному оппоненту на мировой арене. Так, на заключительном этапе правления администрации Д. Трампа фиксировались различия в риторике и конкретных действиях президента и госсекретаря страны. Первый в качестве одного из главных своих внешнеполитических достижений называл факт заключения с КНР в январе 2020 г. так называемого “Соглашения 1-й Фазы” в сфере двусторонней торговли. Впрочем, и при нём велась (продолжающаяся до сих пор) тарифная война с целью блокировки присутствия на американском рынке китайских IT-компаний. Но всё же основным источником разного рода антикитайских резкостей (в частности, в связи с проблематикой зарождения “Ковид-19”) неизменно оказывался госсекретарь М. Помпео.

Тем не менее нельзя не обратить внимание на то, что, несмотря на возрастающую проблемность в американо-китайских отношениях, стороны (главным образом, КНР) не только не отказываются от указанного выше Соглашения, но и продолжают его выполнять. То есть и в нынешней, в целом довольно мрачной картине американо-китайских отношений, сохраняется (некоторое) окно позитивных возможностей, обусловленное главным образом всё тем же фактором экономической взаимозависимости обеих стран. В этом плане обратили на себя внимание сигналы, посланные в мае в адрес Пекина министром финансов США Дж. Йеллен и встречный, последовавший со стороны премьер-министра КНР Ли Кэцяна.

Но всё же представляется очевидным, что в актуальной американской политике на китайском направлении наблюдается всё большее преобладание последней (“конкурентной”) компоненты в приведенном выше исходном тезисе Э. Блинкена. Что, собственно, подтверждается как содержанием его выступления в одном из ведущих американских университетов, так и тем фактом, что сегодня уже не наблюдается никаких “нюансов” по поводу политики относительно Пекина между действующими президентом и госсекретарём США.

В КНР, естественно, не оставили без внимания фактически программное выступление руководителя внешнеполитического ведомства США. Официальная резко негативная оценка услышанного от Э. Блинкена была изложена 28 мая помощником китайского министра иностранных дел Хуа Чуньин в твиттерной записи, включившей в себя 11 пунктов. Все вместе они были призваны продемонстрировать противоречие практики американского курса на китайском направлении одному из главных исходных тезисов выступления Э. Блинкена о том, что США не ищут “конфронтации или новой холодной войны” с Китаем. На конкретных примерах американской политики последнего времени было показано, что Вашингтон занят как раз “тотальной стратегической конкуренцией или даже войной” против КНР.

В частности, были обозначены попытки США сформировать вокруг КНР дискомфортное и просто враждебное политическое пространство. Свидетельством чему служит функционирование в Индо-Тихоокеанском регионе таких структур, как AUKUS, Quad, Five Eyes. К столь же негативным факторам была отнесена та же сохраняющаяся пока тарифная политика США в сфере торговли с КНР. Как вмешательство во внутренние дела оценивалась практика Вашингтона в Тайваньской проблематике, враждебные информационные кампании в связи с ситуациями в Тибетском и Синьцзян-Уйгурском автономных районах.

В центре очередной взаимной пикировки в конце мая оказалась как раз ситуация в СУАР. Непосредственным поводом для нового демарша того же Э. Блинкена, сделанного уже через день после его же “университетского” выступления, стало посещение данного автономного района КНР Верховным комиссаром ООН по правам человека М. Бачелет (занимавшей ранее пост президента Чили).

В Вашингтоне не могли не насторожиться уже самим фактом такой поездки, поскольку длительное время одним из главных аргументов обвинений Пекина в “нарушении прав человека” в СУАР служили препятствия на пути посещения данного района “внешними наблюдателями”, которые якобы создаются китайскими властями. Собственно, и заголовок этого последнего заявления Э. Блинкена начинается со слова “Обеспокоенность”. По его словам, она была вызвана как “усилиями Верховного комиссара ООН по правам человека Мишель Бачелет и ее команды”, направленными на посещение Китая, так и “намерением” его руководства “ограничить и манипулировать визитом” гостьи.

Никаких признаков “ограничений и манипулирования” не обнаружила сама М. Бачелет после посещения СУАР. Где члены её делегации имели возможность встретиться и побеседовать с представителями всех, интересных для профессиональных “правозащитников”, слоёв населения.

Вполне ожидаемой является реакция Пекина на пропагандистскую кампанию США в связи с “правозащитной” проблематикой, якобы присутствующей в автономных районах КНР. Особенно удачным оказывается использование простых графических образов.

В целом же вся публичная риторика последнего времени руководителя американского внешнеполитического ведомства находится, повторим, в русле обшей тенденции ухудшения отношений между двумя ведущими мировыми державами.

Одним из свидетельств этого опасного тренда на нынешнем этапе развития “Большой мировой игры” стала не менее шумная публичная кампания со стороны США в связи с очередными актами активности КНР в южной части акватории Тихого океана. Речь идёт, прежде всего, о факте заключения в конце марта рамочного Соглашения о безопасности между КНР и Соломоновыми Островами.

В конце мая министр иностранных дел КНР Ван И совершил поездку по ряду островных государств акватории Тихого океана. Наиболее примечательные сопутствующие моменты, а также её итоги заслуживают, однако, отдельного рассмотрения.

Владимир Терехов, эксперт по проблемам Азиатско-Тихоокеанского региона, специально для интернет-журнала “Новое Восточное Обозрение”.


Похожие статьи

Related Posts