Эрдоган и объединение тюркоязычных государств

P 08.06.2022 U Валерий Куликов

ERD032432

Как сообщило 16 мая издание Bloomberg, бюджетный дефицит Турции увеличился на 197% в апреле по сравнению с годом ранее, поскольку государственные расходы резко возросли. Ряд других иностранных агентств в своих сообщениях в последний период все чаще акцентирует внимание на явно усиливающемся социально-политическом кризисе в этой стране, переживании экономикой Турции поистине непростого периода. Очередное падение турецкой лиры на 9% и индикаторов опасности долгового рынка до уровней глобального краха 2008 года вызвало, по сообщению агентства Reuters, опасения инвесторов, что в стране может назревать новый финансовый кризис. Сокращаются валютные резервы, стремительно растет внешний долг и уровень безработицы.

Напряжение на рынке усугубляет проблемы простых турок, в среде которых готовится почва для непредсказуемой реакции на предстоящие выборы, которые должны состояться не позднее июня 2023 г. Хотя опросы показывают, что Эрдоган восстанавливает потерянные зимой позиции, и его правящая партия (ПСР) остается впереди конкурентов, тем не менее рейтинги одобрения правительства близки к многолетним минимумам.

 В этих условиях Р.Т.Эрдоган активно стремится представить населению страны убедительные доказательства того, что он способен стабилизировать экономику и социально-политическую ситуацию в стране, может сохранить свои лидирующие позиции не только в самой Турции, но и в регионе. В этих целях турецкий лидер делает акцент на использовании внешнеполитической активности. В национальных СМИ он развернул усиленную пропаганду своих шагов по пересмотру внешней политики Турции и начале «новой эры, основанной на мире, стабильности и дипломатической безопасности со странами региона».

Это, в частности, он попытался подтвердить состоявшимся в Стамбуле 25-26 мая медиа-саммитом «Турция-Африка», организованным Управлением по связям при Администрации президента Турции и приуроченным ко Дню Африки. Мероприятие было направлено на укрепление сотрудничества и координацию политики между представителями СМИ Турции и стран Африки, обмен опытом и развитие партнерских отношений, на повышение осведомленности общественности стран Африки о Турции и возможностях торгово-экономического сотрудничества с ней. В саммите приняли участие представители органов СМИ 45 африканских стран, а также дипломаты, представители госструктур, ученые, предприниматели и неправительственные организации. На его открытии выступил глава Управления по связям при Администрации президента Турции Фахреттин Алтун.

Связанный с конфликтом на Украине международный кризис также стал использоваться турецким лидером в демонстрации укрепления не только своего авторитета как главного дипломата-международника. Но и в реализации своей давней мечты – получения статуса ведущего ближневосточно-евразийского топливно-энергетического хаба. Явно в пользу Эрдогана стала решаться проблема Восточно-Средиземноморского проекта трубопровода EastMed. Немаловажную роль здесь сыграло заявление замгоссекретаря США Виктории Нуланд в апрельском интервью греческому телеканалу ERT, которая, несмотря на сохраняющийся конфликт между Анкарой и Афинами, вынесла вопрос судьбы проекта в контекст необходимости оперативного замещения Европой российского газа. К подобному мнению постепенно приходят и в самих странах-участницах этого проекта EastMed, в частности, после встречи глав МИД Греции, Кипра и Израиля в начале апреля.

Началось улучшение отношений между Турцией и Израилем, долго остававшихся весьма напряженными. В начале марта Турцию посетил израильский президент Ицхак Герцог, а в конце того же месяца стало известно, что с этого визита начало обсуждаться строительство газопровода от крупного израильского месторождения «Левиафан» через Турцию на юг Европы. В дополнение к этому, министр иностранных дел Мевлют Чавушоглу  сообщил о возможности подписания с Египтом, при положительной динамике отношений с ним, соглашения о разделе морских пространств на более выгодных условиях, чем греческое видение средиземноморских границ.

С учетом этого 16 мая пресс-секретарь Эрдогана Ибрагим Калын подтвердил желание и готовность Анкары стать для Европы заменителем российским углеводородам.

На фоне отсутствия уже много лет какого-либо прогресса в вопросе приема Турции в ЕС, а также обострения конфликта НАТО со своим южным членом из-за блокирования им расширения Альянса путем принятия в него Швеции и Финляндии, Анкара активизировала свои действия по созданию и использованию собственных альянсов и объединений. Так, депутаты Турции, Азербайджана и Грузии договорились 24 мая в Баку о создании совместной парламентской ассамблеи.

В крупнейшем городе Нагорного Карабаха Шуше, который осенью 2020 года перешел под контроль азербайджанской армии, не без инициативы Анкары предложено собрать “саммит” религиозных лидеров тюркоязычных стран в конце сентября – начале октября с.г. По заявлению в середине мая журналистам председателя Управления мусульман Кавказа шуйх-уль-ислам Аллахшукюр Пашазаде, в мероприятии ожидается участие религиозных лидеров Азербайджана, Казахстана, Киргизии, Узбекистана, Туркменистана и Турции. Из его заявлений также можно сделать вывод о намерении использовать это мероприятие против Армении, не входящей в объединение тюркоязычных государств.

При этом обращает на себя внимание то обстоятельство, что ранее Анкара развивала проект по созданию «духовного центра тюркского мира» в Казахстане и даже «отец нации» Нурсултан Назарбаев курировал под него масштабное строительство в городе Туркестан на базе заповедника «Хазрет Султан». Однако события в Казахстане в январе с.г. явно вынудили Анкару внести корректировки в гипотетическую карту проекта «Великий Туран» в пользу предоставления в нем предпочтений Азербайджану как «центру тюркского мира».

Вместе с тем охват Анкарой государств Центральной Азии (ЦА) и, в частности, Казахстана «Великим Тураном» отнюдь не остановился. И это подтвердили итоги первого государственного визита президента Казахстана Касым-Жомарта Токаева  в Турцию 11 мая, завершившегося подписанием инвестиционных соглашений на 1 млрд долл., а также пакета документов по развитию экономического взаимодействия на фоне санкционного давления на Россию со стороны Запада. В военной сфере турецкая аэрокосмическая компания TUSAS будет производить в Казахстане ударные беспилотные летательные аппараты ANKA.

Во время этого визита в Анкаре состоялась также встреча глав оборонных ведомств двух стран – Руслана Жаксылыкова и Хулуси Акара, в ходе которой был подписан ряд документов, регулирующих двустороннее военное сотрудничество. “В случае реальной угрозы военные Турции могут прийти на помощь Казахстану. Нур-Султан, в свою очередь, может в случае необходимости попросить помощи у Турции”, – разъяснил журналистам в кулуарах казахстанского парламента заместитель министра обороны Казахстана Султан Камалетдинов.

С учетом того, что интеграция бывших советских закавказских и среднеазиатских республик вокруг Стамбула и Организации тюркских государств рассматривается Западом в качестве наиболее действенной альтернативы ЕАЭС и «Шёлковому пути», Вашингтон и Лондон открыто и активно поддерживают такую активность Турции. В Белом доме давно показали правящим элитам Центральной Азии, что «надежным способом» сохранения статуса неограниченных правителей якобы может стать их быстрая переориентация на Эрдогана. Вот почему не только министр обороны Казахстана Султан Камалетдинов, но и ряд других представителей центральноазиатской нынешней политической элиты стали подчас демонстрировать готовность спрятаться под турецким зонтиком, а значит, и под прикрытием НАТО, уйти таким образом от интеграционных предложений Москвы и Пекина.

Однако, по оценкам региональных экспертов, несмотря на указанную активизацию Анкары в Закавказье и Центральной Азии, она должна отдавать себе отчет, что конкурировать в этом регионе с Россией и Китаем ей объективно будет сложно. Турции важно, в частности, учитывать характер отношений России с Казахстаном, Азербайджаном и другими постсоветскими государствами региона, которые настолько комплексны, всеобъемлющи в экономике, энергетике, сфере безопасности, что во многом являются моделью союзнических отношений. Кроме того, при явной заинтересованности в развитии многостороннего сотрудничества Турции с Россией, интересы Москвы также должны, безусловно, учитываться Анкарой в разыгрывании карты тюркоязычных государств в регионе.

Валерий Куликов, эксперт-политолог, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


Похожие статьи

Related Posts