Турне руководителя МИД КНР Ван И по странам акватории Тихого океана

P 08.06.2022 U Владимир Терехов

WAN42311

Начавшееся 26 мая десятидневное турне министра иностранных дел КНР Ван И по ряду стран акватории Тихого океана спровоцировало немалый переполох в лагере региональных оппонентов Пекина. Далее логичными выглядели бы слова “во главе с США”, что, вообще говоря, соответствует реалиям фундаментального уровня.

Однако на уровне (важных) “деталей” обнаруживается, что наиболее заметным и настороженным образом проявила себя в это время Австралия. То есть игрок существенно более низкого уровня, чем США, но который по факту выполняет обязанности “смотрящего за делами”, происходящими в южной части тихоокеанской акватории. Где и располагаются все восемь островных государств, которые Ван И посетил в режиме “стремительного налёта”.

Канберра, а не Вашингтон подразумевается в качестве участника “дипломатической дуэли” с Пекином, в которую, согласно автору данного выражения, вылилось всё сопутствующее обсуждаемому турне руководителя китайского МИД. Его противником в ней выступила полукитаянка Пенни Вонг, занявшая должность руководителя МИД Австралии после победы на прошедших 21 мая всеобщих выборах левоцентристской коалиции во главе с Лейбористской партией, членом которой она является.

Австралия плотно вовлечена во все протекающие здесь политические, экономические, военно-стратегические процессы. В том числе и потому, что входит в основную региональную межгосударственную организацию, каковой является Форум Тихоокеанских островов (Pacific Islands Forum, PIF). Входящие в PIF государственные образования все вместе создают весьма пёструю картину. Связи между ними достаточно условны, поскольку подвергаются испытаниям по, казалось бы, достаточно второстепенным поводам. Например, пять государств Микронезии заявили о намерении (пока отложенном) выйти из PIF по причине несогласия с процедурой избрания нынешнего Генерального секретаря организации.

Австралия, обладающая численностью населения, экономической и военной мощью, в разы большими, чем у всех прочих вместе взятых членов PIF, до недавнего времени выполняла среди них роль полицейского (нередко, в прямом смысле), подкреплённую соответствующим документом данной организации. То есть Канберра не раз и самым активным образом вмешивалась в процесс разрешения как внутренних проблем стран-членов PIF, так и неурядиц между некоторыми из них. Выполнение данной роли полностью поддерживается “старшим братом” в лице Вашингтона.

В обеих этих столицах с возрастающим напряжением наблюдают за процессом развития отношений КНР с некоторыми из островных государств. В очередной раз подчеркнём, что успех этого процесса до сих пор почти полностью был обусловлен теми выгодами, которые объекты “китайской экспансии” извлекают из сферы экономического сотрудничества с КНР. При том что уже в течение нескольких лет слова “перспектива появления китайской военной базы” присутствуют в комментариях западных (а также, прежде всего, австралийских) СМИ, когда речь заходит об очередном акте упомянутого выше процесса. Реальную же картину со строительством военных баз за национальными границами вполне адекватно отражает иллюстрация к статье на данную тему в китайской Global Times.

Никаких конкретных фактов на тему “китайской военной угрозы” (на этот раз в Тихом океане) их авторы до сих пор предъявить не смогли. В этом плане пока не просматривается что-то определённое и после нашумевшего подписания в конце марта рамочного Соглашения о безопасности между КНР и Соломоновыми Островами, то есть с одним из членов PIF.

Указанным документом предусматривается возможность размещения на Соломоновых Островах некоторого китайского контингента полиции и вооружённых сил с целью предотвращения нередких в этой стране беспорядков. Но, повторим, никого не удивляет выполнение Австралией полицейских функций в данном регионе. Как это было ещё в ноябре 2021 г. на тех же Соломоновых островах. Почему нечто похожее не может позволить себе Пекин в соответствии с подписанным документом и по приглашению законного руководства этой страны.

Представляется очевидным, что последнее турне в регион акватории Тихого океана руководителя МИД КНР, беспрецедентное по продолжительности, числу стран посещения, а также контактов с местными политиками разного уровня, имело главной целью развития успеха, достигнутого на Соломоновых Островах. Кроме того, оно носило характер ответа на ту серию антикитайских мероприятий, которые сопровождали визиты американского президента в Южную Корею и Японию.

Западные комментаторы поездки Ван И полагают, что её центральным моментом должно было стать подписание с PIF в целом некоего документа по сотрудничеству в сферах как экономики, так и безопасности. Саму процедуру подписания якобы планировалось провести в столице Фиджи на полях очередного заседания руководителей МИД десяти стран-участниц этой организации, на котором китайский министр был приглашённым гостем. Согласно тем же источникам, указанная процедура не состоялась по причине разногласий, возникших среди партнёров Ван И по переговорам.

На заключительной встрече с журналистами представитель страны-хозяйки данного мероприятия вёл себя крайне аккуратно, избегая какой-либо конкретики относительно содержательной стороны прошедших переговоров с китайской стороной. Было лишь сказано, что они будут продолжены. В качестве же наиболее актуальной для участников PIF проблемы была обозначена та компонента обобщённой “глобально-климатической” проблематики, которая связана с прогнозами о возможном резком повышении уровня мирового океана.

Опуская здесь тему достоверности гипотезы о существенном влиянии человеческого фактора на нынешнем этапе климатических изменений, отметим лишь действительно крайнюю серьёзность указанных прогнозов для многих участников PIF, которые располагаются на коралловых островах, едва возвышающихся над морской поверхностью.

Именно на теме оказания Австралией помощи этим странам в данной проблематике акцентировала внимания П. Вонг, в свою очередь совершившая уже два выезда в регион (сначала на те же Фиджи, а затем в Самоа и Тонга). Принимая во внимание, что она давно озабочена “климатической” проблематикой, понятна главная мотивация её назначения на пост министра иностранных дел нового правительства Австралии. Со стороны П. Вонг уже последовали прозрачные намёки на то, что КНР якобы является главным генератором “парниковых газов”.

Хотя на самом деле “пальма первенства” в этом вопросе может принадлежать и США. Где, повторим, с понятной напряжённостью наблюдали за последним зарубежным турне министра иностранных дел главного геополитического оппонента.

Не менее настороженной была реакция и в Японии, которая остаётся ключевым союзником США в ИТР, но во всё большей мере заявляющая о себе как о самостоятельном региональном игроке с собственными национальными интересами. В статье-комментарии одной из ведущих японских газет Yomiuri Shimbun прежде всего обращается внимание на то, что островные страны, которые посетил Ван И, располагаются в районе прохождения “стратегически важных для США, Японии и Австралии” морских маршрутов. Именно с этих позиций оценивается (якобы, повторим) стремление КНР заключить со странами PIF некое соглашение, включающее в себя и проблематику безопасности.

Кроме того, в указанной статье наглядно иллюстрируется факт резкого сокращения числа островных стран, сохраняющих дипломатические отношения с Тайванем. Что само по себе, несомненно, рассматривается Пекином в качестве важного (позитивного) следствия его активности в регионе Тихого океана. На иллюстрации двумя красными пунктирами обозначаются так называемые “первая и вторая островные линии”, контроль над которыми до сих пор рассматривался США с союзниками в качестве важного условия предотвращения военно-стратегического прорыва КНР в акваторию Тихого океана. Как видно, страны посещения Ван И в ходе его последнего турне уже находятся за обеими указанными “линиями”.

Под углом этих последних ремарок следует рассматривать сообщение о предстоящем (с 13 июня) заграничном походе группы японских боевых кораблей во главе с вертолётоносцем Izumo. Отметим, что в результате намеченной на следующие 2-3 года модернизации Izumo, ещё один однотипный с ним корабль должен превратиться в полноценный авианосец с истребителями “5-го поколения” F-35B на борту. Таким образом они станут первыми за весь послевоенный период Японии. Среди стран посещения указанной группы обозначаются и те, в которых только что побывал руководитель МИД КНР.

В Китае, конечно, не оставили без внимания указанное сообщение, которое подверглось вполне ожидаемому комментированию.

Тем не менее и несмотря на все обозначенные выше оговорки, итоги турне Ван И в страны региона, приобретающего всё большую значимость на современном этапе “Большой мировой игры”, в самом Китае носят вполне оптимистичный характер. Для чего, видимо, есть веские основания.

Владимир Терехов, эксперт по проблемам Азиатско-Тихоокеанского региона, специально для интернет-журнала “Новое Восточное Обозрение”


Похожие статьи

Related Posts