На Петербургский экономический форум едут афганцы

P 14.06.2022 U Валерий Куликов

SPIEF42341

На Петербургский международный экономический форум (ПМЭФ) в этом году пригласили представителей Афганистана, делегацию которых будет представлять временный поверенный в делах Кабула в Москве Джамал Насир Гарва. Вместе с тем Россия показывает, что она сотрудничает не с «Талибаном», который все еще находится в списке запрещенных в ООН и РФ формирований, а с Афганистаном, экономические выгоды отношений с которым могут быть хорошими при определенных условиях. Именно поэтому на ПМЭФ были официально приглашены не талибы (их движение запрещенно в РФ), а представители Афганистана, Торгово-промышленной палаты этой страны. Хотя доля Афганистана во внешней торговле России незначительна (он не входит даже в первую сотню торговых партнеров: в 2020 г. он занял 106-е место среди 241 страны, согласно данным ФТС), при этом Москва продемонстрировала нынешним бизнесменам Афганистана, что ПМЭФ – это то самое место, где они могут обсуждать деловые вопросы с партнерами не только из России.

Россия имеет свои экономические интересы в этой стране еще с советских времен, несмотря на сильную отсталость экономики Афганистана. Там в 1985 г. Россией было построено три машиностроительных завода «Камаз» (правда, сейчас у компании там нет производственных площадок), завод по производству малых средств передвижения (велосипеды, мопеды) с объемом производства более 15 000 штук в год. С 2015 г. в Афганистане действовали российские компании, занимавшиеся строительством малых гидроэлектростанций, в 2017 г. российская государственная инжиниринговая компания «Технопромэкспорт» получила тендер на ремонт ГЭС «Наглу», расположенной недалеко от Кабула. Ряд российских авиакомпаний предлагал услуги по перевозке грузов из Афганистана. Для развития промышленности этой страны еще советские геологи составили карту полезных ископаемых с 1500 месторождениями. Крупным проектом не только для Афганистана, но и для всей Центральной Азии является газопровод ТАПИ (Туркменистан – Афганистан – Пакистан – Индия), за продолжение строительства которого уже высказывалось руководство «Талибана». Хотя пока роль России в этом процессе ограничивается только возможностью поставки труб для участков трубопровода, тем не менее в дальнейшем российские газовые компании смогут экспортировать природный газ в Индию, пользуясь соединяющими Россию и Туркменистан еще советскими газопроводами.

Сейчас экономика не только Афганистана, но и всех окружающих его стран находится в сильной зависимости от геополитической обстановки в Центральной Азии. В Афганистане реальный инвестиционный рынок может открыться только тогда, когда появится у стран-инвесторов уверенность в безопасности ситуации в этой стране и регионе и в связи с этим – безопасности инвестиций в Афганистан. До тех пор страновые риски будут настолько велики, что реально инвестировать в афганскую экономику никто не сможет.

Сегодня не только для Афганистана, но и для сопредельных с ним стран — России, Китая, Ирана, Пакистана, Индии, стран Центральной Азии и Турции — стоит целый ряд серьезных вопросов о перспективах развития ситуации в Афганистане и необходимости искоренения существенных угроз региональной безопасности. В частности, международного терроризма, наркотрафика, организованной преступности, поддержки экстремистских и сепаратистских движений с территории Афганистана, воодушевление радикальных исламистов в сопредельных странах после прихода к власти «Талибана». Возникает также объективная необходимость координации позиций указанных выше стран во избежание столкновений, в частности, в случае поддержки тех или иных враждующих этнических и политических групп в Афганистане. И в этом плане существенную помощь может оказать сотрудничество не только постсоветских стран Центральной Азии с Организацией Договора о коллективной безопасности (ОДКБ), но и Афганистана.

При демонстрации «Талибаном» стремления создать благоприятную среду для иностранной помощи и инвестиций, экономика Афганистана может стать весьма перспективным направлением для Пакистана, Индии, Китая, Турции и России. Для России, например, могут открыться возможности по расширению двусторонней торговли, в том числе экспорта из Афганистана новых товарных позиций. Например, шафрана, называемого красным золотом, – самой дорогой пряности, выращиваемой в этой стране.

В ходе состоявшегося в апреле с.г. визита российского министра иностранных дел Сергея Лаврова в Китай, он принял участие в заседании министерской встречи стран-соседей Афганистана. Это Россия, Китай, Иран, Пакистан, Таджикистан, Туркмения и Узбекистан. Выступая на встрече, российский министр отметил, что ситуация с безопасностью в Афганистане налаживается, однако назвать ее стабильной пока нельзя. При этом талибы в роли правящей силы постепенно осваиваются.

На уровне МИД России и Афганистана отношения, уже можно сказать, установились: первый афганский дипломат, направленный новыми властями в Москву, получил аккредитацию в России, что может стать началом процесса официального признания Россией новых властей в Кабуле. Контакты с Россией для талибов весьма важны и эти интересы взаимны.

На встрече в Кабуле с представителями российского МЧС в апреле с.г.  первый вице-премьер Афганистана Абдулгани  Барадар высказался за развитие отношений Афганистана с Россией и обвинил США в нарушении мирного соглашения, заявив, что Вашингтон продолжает вести враждебную политику в отношении этой страны. Как подчеркнул Барадар, сначала американцы разрушили созданную еще при Советском Союзе инфраструктуру, а убегая успели добить все, что смогли. Экономика страны сейчас на дне, счета Центробанка заморожены.

Установление добрососедских отношений с Афганистаном выгодно и России. Хотя бы потому, что США и НАТО долгое время стремились нанести ущерб этим двусторонним интересам безопасности с территории Афганистана. Так, под крылом поставленного Западом предыдущего афганского марионеточного режима процветало ДАИШ (террористическое формирование запрещено в РФ). С приходом к власти в Кабуле талибов, это террористическое подполье стало «усыхать».

Понятно, что талибы, на словах всячески демонстрируя договороспособность и готовность хотя бы внешне соответствовать международным стандартам, всеми силами стремятся вырваться из международной изоляции. Так, для подтверждения своего соответствия ожиданиям международной общественности, «Талибан» заявлением представителя движения Билалом Карими в начале апреля строго запретил культивирование мака по всему Афганистану. В то же время талибы продолжают не исполнять ряд ранее данных обещаний по приведению внутренней жизни к большему соответствию с международными нормами.

В Москве прекрасно осознают, чт, проявляемая «Талибаном» готовность ориентировать свою политику на развитие отношений с Москвой имеет и явный скрытый смысл. Кабул хочет, чтобы Вашингтон признал режим талибов и финансировал его, считая, что Россия и Китай никогда не дадут столько денег, сколько дадут США. Поэтому талибы, безусловно испытывая желание зарабатывать на России, больше интересуются сегодня Америкой, Китаем, нежели РФ. Россия же у талибов больше занимает место «запасного варианта», которой они пытаются интриговать и вызывать ревность у США, например, когда они ведут переговоры с Вашингтоном в надежде получить от американцев большую сговорчивость и выгоду.

Валерий Куликов, эксперт-политолог, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


Похожие статьи

Related Posts