Война и продовольствие. При чем тут Африка?

P 19.06.2022 U Олег Павлов

7887

После визита сенегальского президента М.Салла в Россию 3 июня и опубликованного в тот же день развернутого интервью В.В. Путина по вопросу о готовности России сделать все возможное для обеспечения вывоза украинского зерна на экспорт, тема, казалось бы, была исчерпана. 8 июня министр иностранных дел России С.В.Лавров провел переговоры в Стамбуле со своим турецким визави М.Чавушоглу и детально обсудил вопросы, связанные с организацией вывоза украинского зерна через черноморские порты. Напомним, что российский президент ранее предложил шесть вариантов вывоза украинского зерна, в том числе и морским путем в случае разминирования акватории Черного моря украинскими властями, и дал гарантии, что новой ситуацией российские вооруженные силы и ВМФ не воспользуются для решения военных задач в этот период.

Российский министр в Анкаре еще раз отметил, что попытки перевести эту проблему в разряд вселенской катастрофы не имеют под собой оснований, поскольку доля украинского зерна в мировом производстве продовольствия невелика. Если в общем объеме продовольствия доля Украины составляет один процент, то по пшенице на неё приходится 11% мирового рынка пшеницы, а на Россию, в зависимости от урожая – от 16% до 20%. Снова с российской стороны С.В. Лавровым было подтверждено, что Россия готова и впредь, как это уже давно делается, открывать гуманитарные коридоры для вывоза зерна вплоть до Босфора. И это касается всех торговых судов, а не только тех, что вывозят зерно. Напомним, что в украинских портах заблокировано более 80 судов и 450 иностранных моряков.

С.В.Лавров обратил внимание на двойственность языка, к которому прибегает украинская сторона: публично там уходят от обязательств разминировать акваторию Черного моря, а в закрытых контактах с турками якобы готовы это сделать или дать карту минных полей и провести суда через них.

Это не отменяет того факта, что в Африке продолжают крайне внимательно следить за ходом переговорного процесса. Дело в том, что африканские страны сильно зависят от российского и украинского зерна. Но уровень этой зависимости разный, при том, что основная часть зерна той и другой страны идет на экспорт в Африку.

Согласно статистике ЮНКТАД, по состоянию на 4 марта 2022 г. 25 африканских стран импортируют треть своего зерна из России и Украины, из них с «креном» в пользу России – Эритрея (30% из 40%, приходящихся на Россию и Украину вместе взятые в общестрановой корзине импорта хлеба), Южная Африка (47 из 50), Кабо-Верде (50 из 50), Малави (48 из 50), Мозамбик (47 из 50), Того (55 из 55), Кения (48 из 55), Намибия (55 из 55), Бурунди (60 из 60), Уганда (55 из 65), Буркина-Фасо (60 из 65), Конго (64 из 65), Мадагаскар (65 из 65), Руанда (64,5 из 65), Танзания (64 из 67), Сенегал (50 из 65), Демократическая Республика Конго (55 из 67), Судан (70 из 75), Египет (62 из 81), Бенин (100 из 100). У Украины «перевес» в меньшем количестве стран – всего в пяти: Мавритания (38% из 52% в общестрановой корзине импорта хлеба), Тунис (33 из 53), Ливия (36 из 58), Гамбия (29 из 58), Сомали (68 из 100).

Крупнейшие импортеры российской пшеницы – Египет (8,8 млн тонн), Судан (2,2 млн тонн), Нигерия (1,8 млн тонн). Как видим, эти три африканских гиганта импортируют миллионы тонн российского зерна, а еще пять стран зависят в большей степени от украинского.

Отсюда и то большое внимание, которое уделяется африканскими лидерами проблемам с экспортом зерновых. И если с Украины проблемы вывоза более-менее решаются (об этом расскажем ниже), то Россия вынуждена думать над тем, как выполнять свои обязательства в условиях абсолютно незаконных односторонних санкций. Они блокируют нормальную торговлю, противоречат нормам ВТО, которые сами западные страны и пролоббировали. Причем Запад яростно и безо всяких оснований отрицает, что эти санкции влияют на поставки зерновых. На практике же для возвращения к ситуации status quo ante потребуется их снятие с российских экономических агентов, при которых, после их введения, даже условный корабль не может быть застрахован, войти в зарубежный порт, не говоря уже о запрете для российских банков использовать систему банковских сообщений SWIFT.

На вред санкций вновь обратил внимание тот же Маки Салл в своем интервью накануне визита в Париж, опубликованном 10 июня. Подтвердив обязательства со стороны российского лидера, он в весьма дипломатичных выражениях указал своим западным партнерам, что Азия, вопреки западным санкциям, продолжает торговать с Москвой, а европейцы для своих нужд нашли решение с Россией, предусмотрев специальные механизмы для оплаты газа и сделав исключения для ряда других товаров. Однако при этом западные партнеры продолжают оказывать давление (как он элегантно выразился, «дружеское давление») на африканских лидеров, чтобы они голосовали в ООН по антироссийским резолюциям (на деле этого удалось добиться только от половины государств Африканского континента) и прекратить любое сотрудничество и торговлю с Россией.

Отстаивая право торговать с Россией, подчеркивая, что страны Африки являются суверенными и имеют права выбора, в том числе и право отстаивать свои национальные интересы, М.Салл указал также на то, что африканские народы после окончания пандемии оказались в более сложном положении, чем другие страны. ЕС из пакета помощи в 611 млрд евро, ассигнованных на борьбу с последствиями эпидемии, выделил на африканские нужды всего 33 млрд, то есть менее 5%.

И вот эта объективная картина, требующая отказа от односторонних санкций и нормализации торговли России с африканскими и не только африканским странами, продолжает активно не нравиться как Киеву, так и солидарному с ним Западу. Несмотря на аргументированные разъяснения российской стороны, там продолжают «гнать волну» и голословно утверждать, что российская спецоперация якобы создает угрозу масштабного голода в мире. При этом де-факто там были вынуждены признать, что уже сейчас безо всякого изменения чьих-либо позиций Украина может вывозить пшеницу через Польшу и Румынию (то есть по двум из шести названных В.В.Путиным маршрутов) практически без ограничений. А официальные лица в украинской столице заявили о способности вывозить до 2 млн тонн зерна в месяц. Причем плечо до румынского порта Констанца весьма короткое и вывезти всю пшеницу далее можно морем. Так в чем проблема?

А вся шумиха вокруг «морской блокады Россией вывоза украинской пшеницы» понадобилась для того, чтобы снова привычно обвинить Москву во всех смертных грехах. Одновременно под прикрытием этой циничной русофобской пропаганды можно вывезти все украинское зерно, которое пойдет отнюдь не африканским народам, а в оплату поставок оружия по ленд-лизу в США и в саму Европу, которая сейчас делает большие запасы продовольствия (кстати говоря, зачем?). Нельзя исключать, что потом их часть по спекулятивным ценам будет перепродана на африканский континент. Иными словами, за всей внешне красивой риторикой о том, что Европа и США заботятся о народах мира, идет банальное выгребание всех украинских запасов зерна под поставки западного оружия, которое лишь способствует затягиванию конфликта на Украине.

Имеющий уши, да услышит!

Олег Павлов, политический обозреватель, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


Похожие статьи

Related Posts