Хроника Тайваньской проблемы-9

P 29.06.2022 U Владимир Терехов

63105237

В очередных комментариях наиболее значимых событий, так или иначе связанных с Тайваньской проблемой, прежде всего снова следует подчеркнуть, на авторский взгляд, главное. А именно то, что, несмотря на продолжение общего тренда на сгущение плотности туч в картине, отражающей данную проблему, в них сохраняются и проблески. В том числе этим обусловлена отличная от нуля перспектива не катастрофического развития отношений между вовлечёнными в неё (прямо или косвенно) двумя центрами мирового политического притяжения. Во главе одного из них располагаются США, второго – всё более определённо формирующийся тандем КНР-РФ.

Двойственное впечатление от указанной картины создаётся, прежде всего, противоречивым характером сигналов, отправляемых в последние несколько лет из Вашингтона в Пекин, которые касаются не только Тайваньской проблемы, но и двусторонних отношений в целом. Само наличие (относительно) позитивных сигналов в существенной мере обусловлено фактором масштабного и разнообразного переплетения интересов США и КНР в сфере экономики. Этот фактор тоже носит противоречивый характер, но очевидной является заинтересованность представителей значительной части американского бизнеса в продолжении развития экономических отношений с КНР, которые начали формироваться ещё на заключительном этапе холодной войны.

Свидетельством сохраняющейся действенности указанного фактора при предыдущей американской администрации стало, с одной стороны, заключение в январе 2020 г. двустороннего так называемого “Соглашения 1-й фазы”. Однако той же администрацией были введены тарифные барьеры, призванные создать проблемы в деятельности прежде всего тех китайских компаний (обвинённых в “нечестной конкуренции”), которые специализируются в сфере “высоких технологий”.

Позитивные сигналы в адрес Пекина, неоднократно инициированные с начала текущего года нынешним министром финансов США Дж. Еллен, обусловлены как раз необходимостью снижения уровня указанных тарифов. Которые не только наносят ущерб бизнесу американским компаниям, находящимся в производственно-технологической связке с упомянутыми китайскими, но и способствуют повышению цен на товары первой необходимости. Что способствует росту внутриполитической напряжённости в США.

Наличие позитивного месседжа можно было усмотреть даже в недавней поездке президента Дж. Байдена в Южную Корею и Японию, прошедшей в третьей декаде мая и в целом носившей, несомненно, антикитайский характер. Озвученным в её ходе центральным мероприятием оказалось объявление о формировании так называемого Индо-Тихоокеанского экономического рамочного соглашения (Indo-Pacific Economic Framework, IPEF). О чём идёт речь, осталось неясным, но обратило на себя внимание то, что в IPEF не нашлось места Тайваню.

В определённой мере заключительным актом в серии подобного рода позитивных акций по отношению к КНР стало прозвучавшее 18 июня заявление того же Дж. Байдена о намерении “вскоре” обсудить с китайским лидером Си Цзиньпином тарифную проблематику. Видимо, сама возможность подобной встречи, а также перечень подлежащих обсуждению вопросов находились в центре прошедших 13 июня в Люксембурге многочасовых переговоров между Ян Цзечи, в ведении которого находится вся сфера внешнеполитической деятельности КНР, и советником президента США по национальной безопасности Дж. Салливаном.

Напомним, что первая после смены в январе 2021 г. американской администрации встреча между ними состоялась в марте того же года в столице штата Аляска Анкоридже и прошла весьма бурно. Собственно, именно тогда дипломатия США получила громкий публичный отпор в ответ на попытки занимать в разговоре с представителями других стран позицию учителя в области “хорошего международного тона”.

Как в Анкоридже, так и в Люксембурге один из главных обсуждавшихся вопросов был связан с Тайваньской проблемой. Уверенно можно утверждать, что вторая из них не состоялась, если бы на ежегодно обновляемых веб-страницах госдепартамента, посвящённых отношениям США с внешним миром, на той из них, которая касается Тайваня, сохранился бы пробел на месте прежних записей о непризнании Вашингтоном государственности острова.

Указанный пробел появился в начале мая после очередного обновления и спустя месяц (за неделю до встречи в Люксембурге) был вновь заполнен прежней записью. На что обратили внимание в КНР. Примечательным представляется и заявление от 21 мая премьер-министра Ли Кэцяна о продолжении “политики открытости” Китая, последовавшее через два дня после одного из упоминавшихся выше сигналов от Дж. Еллен.

Но, повторим, в месседжах, отправляемых Вашингтоном в адрес Пекина, налицо очевидное пока превалирование негатива над позитивом. Оно наблюдается в политической практике первого, касающейся прежде всего Тайваньской проблематики.

Тайбэй не включается (добавим, пока) в упоминавшийся IPEF, но ведутся переговоры на предмет заключения некоего американо-тайваньского торгового Соглашения. Непрерывно и всесторонне расширяется сфера двусторонней кооперации в сфере обороны. 20 июня на эту тему в США состоялись вторые переговоры (Monterey Talks) высокопоставленных делегаций. С 2021 г. подобного рода встречи будут проводиться по меньшей мере раз в год с целью приобретения Тайванем так называемого “асимметричного потенциала”, который должен позволить “манёвренно, недорого и эффективно противодействовать китайским десантным операциям”.

В готовящемся сейчас оборонном бюджете США на следующий год закладывается повышение уровня финансового обеспечения поддержки развития оборонного потенциала Тайваня в целом. В середине июня между Вашингтоном и Пекином разгорелась полемика на тему статуса Тайваньского пролива.

Всё это объясняет сохраняющееся даже не сдержанное, а скорее настороженное отношение Пекина к попыткам руководства США как-то обозначить некий позитив в политике на китайском направлении.

В последних “Хрониках” Тайваньской проблематики всё чаще появлялась тема присутствия в ней Японии. Уверенно можно утверждать, что данная тема будет обсуждаться и далее, поскольку масштабы, а также характер вовлечённости Токио в указанную проблематику устойчиво возрастают. Что проявляется как в относительных мелочах, так и через вполне весомые акции, на которые уже не могут не обратить внимания в Пекине.

К первым можно отнести попытки Токио как-то компенсировать очередной неприятный для Тайбэя “казус” в сфере торговли с мейнлендом. Год назад Пекин не устроило качество закупавшихся на Тайване ананасов. На этот раз под подозрение попал поставляемый тайваньскими рыбаками морской окунь. И хотя у японцев своей морепродукции хоть отбавляй, но ради решения важных политических задач можно лишний раз покушать и тайваньского окуня.

Гораздо серьёзнее выглядит сообщение о возможном появлении в представительстве (фактически посольстве) Японии в Тайбэе действующего японского военнослужащего. В составе данного представительства японские военные в отставке были и ранее. Но включение в него действующего военнослужащего по факту будет означать появление на территории Тайваня военного атташе Японии. И на эту (потенциальную) перспективу не могли не отреагировать в Пекине.

Наконец, обратили на себя внимание произнесённые 12 июня слова спикера тайваньского парламента о том, что в бытность нахождения на посту министра обороны ему сообщали о возможности давно разработанной на острове ракеты Сюнфэн-3 “достичь Пекина”. Хотя официально заявленные характеристики данной ракеты выглядят весьма скромно (дальность действия составляет порядка 150-и км), но важно иметь в виду, что, как правило и повсеместно, одним и тем же названием могут обозначаться совершенно разные системы вооружения. Поэтому не следует “с порога” относить указанные слова к разряду “политического блефа”. Принимая во внимание, что тайваньская промышленность в целом (и её оборонная отрасль, в частности) находится в перечне самых передовых в мире.

Суммируя всё приведенное, можно сказать, что американо-китайский саммит был бы сейчас весьма уместен с целью хотя бы понижения напряженности в двусторонних отношениях.

Но складывающаяся ситуация в целом и в связи с Тайваньской проблемой в особенности пока не очень способствует его проведению.

Владимир Терехов, эксперт по проблемам Азиатско-Тихоокеанского региона, специально для интернет-журнала “Новое Восточное Обозрение”.


Похожие статьи

Related Posts