Арабский мир накануне визита Джо Байдена

P 30.06.2022 U Виктор Михин

BDN9232

Арабский мир, похоже, не только предпринимает успешные попытки объединиться, но и стремится играть более активную роль на международной арене. И в этом ему созвучны планы России по превращению эгоистичного однополярного мира в многополярный, гдe в полной мере будут учтены интересы всех стран мира, в том числе и арабских государств. В этом контексте гармонично вписываются в канву будущих преобразований многочисленные государственные визиты и саммиты высокого уровня для координации позиций арабских лидеров накануне визита в регион президента США Джо Байдена. Многие эксперты и дипломаты сейчас считают, что от того, как пройдет этот визит, чего добьется президент США, считающий себя главой уходящего однополярного мира, в немалой степени будет зависеть будущее народов не только Персидского залива и всего Ближнего Востока, но и покажет, по какому пути пойдет Арабский мир.

Пожалуй, наиболее важными и значимыми в этом плане стали только что закончившиеся визиты наследного принца Саудовской Аравии Мухаммеда бен Салмана в несколько региональных столиц, а также с официальным визитом в Турцию, кстати, первым почти за четыре года. Он начал с Египта, за ним последовала Иордания, затем в целях координации действий на международной арене – Кипр, Греция и Алжир, что, вероятно, произойдет в июле. Несомненно, что саудовский принц серьезно готовится к встрече с американским президентом в Джидде (Саудовская Аравия) и пытается заручиться поддержкой многих стран Арабского мира. И это прекрасно понимают в Эр-Рияде и Абу-Даби, которые ныне идут во главе многих арабских стран.

Визиту в Египет предшествовал саммит, организованный президентом Египта Абдель Фаттахом Ас-Сиси в Шарм-эш-Шейхе, на котором присутствовали король Бахрейна Хамад бен Иса Аль Халифа и король Иордании Абдалла II. В официальном заявлении саммита говорилось, что лидеры обсудили “взаимную координацию по различным вопросам, представляющим общий интерес, в дополнение к последним событиям на региональной и международной аренах, вызовам, стоящим перед регионом”. Лидеры также подчеркнули важность укрепления “братских и стратегических” отношений между тремя странами для достижения общих целей и интересов. Единственной ссылкой на предстоящий визит Байдена в Джидду было то, что “они также приветствовали предстоящий саммит, который состоится в Саудовской Аравии в июле, с участием лидеров стран Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ) + Египта, Иордании, Ирака и США”. Вполне очевидно, что Ас-Сиси в данном случае действовал в интересах Эр-Рияда и, прежде всего, в интересах Мухаммеда бен Сальмана Аль Сауда, который многое поставил на будущую встречу в Джидде.

Можно предположить, что саммит, который состоялся всего за два дня до визита Мухаммеда бен Салмана в Египет и Иорданию, в основном был призван сформулировать единую позицию по различным вопросам. Спектр обсуждаемых вопросов – от экономических последствий развязанной Западом войны в Украине (в том, что касается цен на энергоносители и продовольствие), до позиции по отношениям с Израилем и Ираном. Визит наследного принца в две арабские страны завершил “общую позицию” почти по всем этим вопросам. Многие источники в Персидском заливе подтвердили еженедельнику “Аль-Ахрам”, что все региональные вопросы, которые могут возникнуть на саммите с американским президентом, тесно координируются между Эр-Риядом и его ближайшим союзником Абу-Даби.

Визит в Турцию можно рассматривать как важное двустороннее событие между Саудовской Аравией и Турцией. Известный комментатор Абдул Азиз Альхамес заявил газете Arab News, что визит наследного принца в Турцию явился “ответом на визит Реджепа Тайипа Эрдогана в Королевство в апреле этого года и главным образом для того, чтобы продемонстрировать нормализацию отношений». Кроме того, вполне очевидно, что было необходимо скоординировать действия по региональным вопросам, особенно по Ирану, чтобы выработать согласованную позицию до июльского визита Байдена в регион. Суть визита высокого саудовского гостя в Турцию четко определил политический обозреватель Джибриль Аль-Обайди, который заявил, что этот визит «стал поводом для возвращения Турции в свое арабское и исламское окружение после периода напряженных отношений между Турцией и ее арабскими странами». Другими словами, учитывая вековые знания и опыт турок, можно ожидать более активную позицию Анкары в Арабском мире.

В турне Мухаммеда бен Салмана есть и другие аспекты, в основном экономические, в том числе инвестиционные обязательства и финансовая помощь арабским странам в нынешних тяжелых обстоятельствах. Такие области на первый взгляд могут показаться не связанными с подготовкой к июльскому саммиту, но саудовские комментаторы рассматривают это как часть усилий по сближению политических позиций с курсом Саудовской Аравии, когда арабские лидеры встретятся с президентом США Джо Байденом и займут единую заранее выработанную позицию. Другими словами, огромные вливания Эр-Рияда в экономику тех стран, которые посетил саудовский принц, несомненно, позволять ему в некотором роде контролировать руководство других стран.

При этом особое внимание уделяется Египту, как наиболее важной и мощной стране Арабского мира. В ходе этого визита Египет и Саудовская Аравия подписали 14 инвестиционных соглашений на сумму $7,7 миллиарда в нескольких областях, включая нефть, возобновляемые источники энергии, зеленый водород, ИТ, электронную коммерцию, фармацевтику, инфраструктуру и кибербезопасность. Согласно совместному саудовско-египетскому коммюнике, Эр-Рияд планирует инвестировать в Египет 30 миллиардов долларов. ОАЭ, которые работают совместно с Саудовской Аравией по укреплению египетского экономического потенциала, объявили о выделении инвестиционного фонда в размере $10 миллиардов, управляемого государственной компанией ADQ, для совместных проектов с Египтом и Иорданией в рамках недавно запущенной промышленной инициативы партнерства. Общий же объем эмиратских инвестиций в Египет составляет $20 миллиардов и, как ожидается, вырастет до $35 миллиардов в течение пяти лет, заявил генеральный секретарь Совета международных инвесторов ОАЭ Джамаль аль-Джарван. Согласно более ранним данным, опубликованным Министерством торговли и промышленности Египта, объем торговли между Египтом и ОАЭ в 2021 году превысил $3,6 миллиарда долларов. Во время поддержанного Эр-Риядом визита правителя Катара Тамима бен Хамеда Аль Тани была подтверждена договоренность в “рамках активизации экономического сотрудничества между двумя братскими странами” о пакете инвестиций в Египте на сумму $5 миллиардов. Вполне естественно, что после таких денежных вливаний, по крайнее мере в Джидде во время саммита ССАГПЗ, президент Египта Ас-Сиси будет полностью играть на саудовской стороне.

Хотя Байден – после его ряда неудачных попыток – всячески пытается преуменьшить свое стремление «заставить» страны Персидского залива добывать больше нефти и снизить цены для потребителей в США, вполне очевидно, что это по-прежнему одна из его главных целей. Когда его недавно спросили об этом, Байден ответил, что визит на Ближний Восток в основном посвящен Израилю, а не нефти. Но даже такой ответ является еще одной его не вполне удачной “уловкой предвыборной агитации”. Тем не менее, как известно, цены на бензин и газ важнее для американского избирателя, чем весь “мир на Ближнем Востоке”. Произраильского лобби в США может оказаться недостаточно, чтобы улучшить шансы Байдена и его Демократической партии на предстоящих промежуточных выборах в Конгресс, и ему понадобятся хоть какие-то успехи на внешнеполитическом фронте.

По большому счету перспективы саммита в Джидде могут быть не такими уж успешными и радужными, как это кажется на первый взгляд. Абдул Азиз Альхамес сказал, что он не ожидает многого от визита и саммита, “кроме усиления нового арабского сдвига в регионе в сторону сбалансированной внешней политики, обусловленной главным образом национальными интересами”. Видимо, это правильное определение, и последние визиты саудовского принца подтверждают этот тезис.

Существует мнение, что США будут использовать саммит для формирования “израильско-арабского альянса”, в основном против Ирана. Израильские официальные лица уже предвкушают этот сдвиг, всячески отмечая, что возможны различные достижения. На первом этапе такие, как открытие воздушного пространства Саудовской Аравии для израильских рейсов. “Я не думаю, что будет какое-либо объявление о присоединении Саудовской Аравии к соглашениям Авраама. Любое развитие отношений между Эр-Риядом и Тель-Авивом будет происходить отдельно от этих соглашений. Отношения Саудовской Аравии с Израилем будут другими, соответствующими только видению Саудовской Аравии”, – сказал Альхамес.

Даже ситуация с Ираном, который является главной проблемой, вызывающей озабоченность стран ССАГПЗ, возможно, не будет решена полностью и окончательно. Нынешняя администрация не готова к полноценному сотрудничеству с арабами в «правильном направлении», и Байден обеспокоен только энергетикой и увеличением добычи нефти и газа в государствах Персидского залива. Американская позиция по Ирану до сих пор неясна, как отметила газета Arab News, но при этом «время американского лидерства прошло. Сейчас регион стремится только к сотрудничеству. Это относится к нам и другим, как того требуют наши национальные интересы».

Многие эксперты как в регионе, так и на Западе видят два основных результата саммита в Джидде. Прежде всего, это реабилитация наследного принца Мухаммеда бен Салмана Аль Сауда, будущего короля Саудовской Аравии, в чем мало кто сомневается и что является большим поворотом и отказом от прежних позиций администрации Байдена. И затем, что немаловажно, укрепление позиций ССАГПЗ, который во главе с Саудовской Аравией станет во главе Арабского мира и оформит отход арабской внешней политики от прежней гегемонии США в Персидском заливе и на всем Ближнем Востоке.

Виктор Михин, член-корреспондент РАЕН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


Похожие статьи

Related Posts