Об очередных американо-китайских контактах

P 14.07.2022 U Владимир Терехов

YEL763

От шума (в прямом и переносном смысле), создаваемого конфликтом на Украине, может сложиться не вполне полное представление о значимости тех или иных событий, происходящих сегодня за столом “Большой мировой игры”. Хотя данный конфликт и составил повестку дня не менее громкого действа, каковым оказался недавний саммит НАТО в Мадриде.

Между тем не менее (а скорее всего более) значимые события происходят на противоположной стороне глобуса и без излишнего шума. Чему-то действительно важному в нашей жизни вообще противопоказаны излишние внимание и публичность. Для оценки же реальной ситуации, складывающейся на глобальном игровом столе, желательно понять смысл ходов ведущих участников игры, а также распознать реплики (как правило, не громкие), которыми они при этом обмениваются.

Такие “реплики” произносятся в ходе тех или иных контактов между ответственными представителями США и КНР, то есть двух наиболее значимых игроков. Что касается конкретных персоналий, участвующих в подобных контактах, то среди них наиболее значимыми являются, конечно, президенты обеих стран, то есть Джо Байден и Си Цзиньпин. Но почву для контактов между ними подготавливают госчиновники рангом пониже. Со стороны США ими оказываются Дж. Салливан, Дж. Йеллен, Э. Блинкен, Л. Остин. Партнёрами этих последних со стороны КНР являются (приблизительно отвечающие за схожий круг задач) Ян Цзечи, Лю Хэ, Ван И, Вэй Фэнхэ.

Отметим важный момент, обусловленный (всегда и для всех) актуальным вопросом о роли потенциальных, скажем мягко, разных мнений во внешне единой управляющей администрации некоторой страны относительно подходов к решению той или иной важной проблемы. Признаки таких “разных мнений” достаточно отчётливо проявлялись в предыдущей американской администрации, когда почти весь антикитайский негатив генерировался руководителем госдепартамента М. Помпео (судя по всему, готовящегося выставить свою кандидатуру от имени республиканцев на следующих президентских выборах). В то время как позитив, главным образом в сфере двусторонней торговли, записывал на свой счёт президент Д. Трамп.

Впрочем, под его же именем до сих пор действуют и ряд повышенных тарифов, с помощью которых созданы проблемы с доступом китайских IT-компаний на американский рынок. Но в последние год-два в связи с указанными тарифами в самих США обозначились заметные издержки. Суть проблемы в очередной раз удачно отразила в художественных образах китайская Global Times.

Поэтому в общем антикитайском потоке, генерируемом американской администрацией в целом, с начала текущего года обозначился внешне не очень заметный “позитивный ручеёк” в виде месседжей в адрес Пекина, которые отправляет нынешний министр финансов Дж. Йеллен.

Но именно этот “ручеёк” заслуживает особого внимания, поскольку лишь с ним можно связывать надежды на некатастрофический характер развития отношений между двумя ведущими мировыми державами. Во время занятия неким общим полезным делом, каковое предоставляет сфера двусторонних торгово-экономических отношений, отходят на второй план всякого рода взаимные подозрения и страхи (чаще всего иррациональные), которые составляют сферу деятельности, обозначаемую каучуковым словом “политика”.

По инициативе Дж. Йеллен 5 июля в онлайн-формате состоялись переговоры с вице-премьером КНР Лю Хэ по комплексу проблем, связанных с упомянутыми выше “издержками”. Отметим, что именно Лю Хэ возглавлял китайскую делегацию во время длительных переговоров с американскими коллегами по решению серьёзных проблем в двусторонней торговле и это он от имени своей страны подписал в январе 2020 г. итоговый документ (так называемое “Соглашение 1-й Фазы”). В то время как от имени США его подписал сам президент Д. Трамп.

Что касается переговоров Лю Хэ – Дж. Йеллен, то отмечаются определённые различия в комментариях сторон самого факта их проведения, а также содержания. Носящее сухо-деловой характер, краткое сообщение министерства финансов США завершается примечательным пассажем о том, что госпожа Дж. Йеллен “с нетерпением ожидает будущих переговоров с вице-премьером Лю”.

В то время как в комментариях китайской Global Times, в которых прошедшие переговоры тоже называются “конструктивными”, достаточно отчётливо прослеживается настороженность относительно негативного влияния на торгово-экономическую сферу двусторонних отношений того самого “политического” потока, преобладающего в месседжах Вашингтона в сторону Пекина.

Отметим в связи с этим знаковое событие, свершившееся накануне переговоров Лю Хэ – Дж. Йеллен, последствия которого существенным образом объясняют упомянутое “нетерпение” второй. Речь идёт о масштабной сделке, заключённой китайскими компаниями-авиаперевозчиками с европейской Airbus, которая поставит первым около 300 пассажирских самолётов на общую сумму 37 млрд долл. Понятны в связи с этим эмоции руководства американской компании Boeing, которые, отражая настроения существенной части американского бизнеса, направлены в сторону действующей американской администрации: “Кончайте вашу политическую бодягу с китайцами и дайте нам спокойно работать на гигантском китайском рынке” (кстати, о “коллективном Западе”).

Но, повторим, именно “политика” пока преобладает в американском курсе на китайском направлении. Отправляясь в Индонезию на министерскую встречу стран-участниц G20, руководитель госдепартамента США Э. Блинкен посчитал необходимым довести до сведения руководства Тайваня, что на полях указанного мероприятия у него запланирована встреча с китайским коллегой Ван И. Как сообщили в МИД Тайбэя, данному учреждению будет сообщено и об итогах переговоров. Вряд ли в Пекине это оценили иначе, как мелкий укол в свой адрес в связи с одной из ключевых для него проблем.

Указанная встреча состоялась 9 июля и первые её комментарии указывают на то, что главная тема прошедших переговоров была обусловлена проблемой “обуздания или по крайней мере управления безудержной враждебностью” в американо-китайских отношениях последнего времени.

Но указанную общую задачу невозможно решать без контролирования её военной компоненты, актуальность которой возрастает по мере всё более масштабного “освоения” вооружёнными силами обеих стран одних и тех же морских акваторий, прилегающих пока главным образом к побережью КНР. Особенно опасной может оказаться ситуация в Тайваньском проливе. С недавних пор КНР оспаривает, что он обладает статусом международных вод. Между тем командование ВМС США ссылается именно на этот статус, когда объясняет (если считает необходимым) регулярные демонстративные проходы своих кораблей через Тайваньский пролив.

Вопросы “удержания под контролем” военной компоненты двусторонней конфронтации обсуждаются министрами обороны Л. Остиным и Вэй Фэнхэ. Их последняя непосредственная встреча состоялась в начале июня в Сингапуре на полях очередного так называемого “Диалога Шангри-Ла”. 7 июля тему предотвращения возможного конфликта в Тайваньском проливе обсудили в онлайн-формате руководители объединённых штабов вооружённых сил обеих стран.

Но весь комплекс двусторонних отношений находится в ведении государственных чиновников более высокого (“надминистерского”) уровня, каковыми являются Дж. Салливан и Ян Цзечи. Их последняя продолжительная (почти четырёхчасовая) встреча прошла 13 июня в Люксембурге. Согласно утечкам в прессу, одна из основных обсуждавшихся тем сводилась к перспективе встречи на самом высоком, то есть президентском уровне. Видимо, этот же вопрос поднимался и в ходе переговоров Э. Блинкена с Ван И в Индонезии.

В оценках сторон такой перспективы тоже наблюдаются определённые нюансы. Если президент Дж. Байден настроен достаточно оптимистично, то от лидера КНР никаких суждений по этому поводу пока не последовало. Оценки же китайских экспертов в основном выдержаны в осторожно-скептических тонах.

И это последнее представляется вполне понятным, с учётом общей пока не очень оптимистичной (аккуратно выражаясь) обстановки в отношениях между двумя ведущими мировыми державами.

Владимир Терехов, эксперт по проблемам Азиатско-Тихоокеанского региона, специально для интернет-журнала “Новое Восточное Обозрение”.


Похожие статьи

Related Posts