Секс и насилие в армии Южной Кореи – расследования продолжаются

P 05.08.2022 U Константин Асмолов

SKRM8244

Нередко бывает, что, описав громкий скандал, когда он только разгорается, автор уходит от темы, и аудитория так и не узнает, чем же все закончилось. Избегая этого, автор старается время от времени посматривать, как развиваются печальные истории, о которых он писал ранее – например, о проблеме сексуального насилия в армии РК.

Начнем с наиболее резонансного самоубийства Ли Ё Рам, девушки-военнослужащей одной из частей ВВС, с которого началась серия скандалов. 23-летняя Ли покончила с собой в мае, через три месяца после того, как ее якобы подвергал издевательствам коллега того же ранга по фамилии Чан. По словам семьи жертвы, после того, как она доложила о случившемся, ее начальство не приняло соответствующих мер, но несколько раз пыталось убедить ее договориться с подозреваемым и не сообщать об этом случае властям. После сексуального насилия Ли взяла двухмесячный отпуск, а затем была переведена в другое подразделение. Несколько дней спустя она зарегистрировала брак со своим женихом, но на следующий день покончила с собой.

Чан был арестован только после того, как об этом деле стало известно СМИ. Помимо Чана, были арестованы два сержанта за то, что пытались убедить жертву отказаться от жалобы, а также якобы приставали к Ли в 2019 и 2020 годах. Один из них, по фамилии Но, в июле покончил с собой, находясь под стражей.

Смерть Ли вызвала сильную общественную ярость, что привело к тому, что бывший начальник штаба ВВС Ли Сон Ен ушел в отставку, а президент Мун Чжэ Ин публично извинился.

В августе 2021 г. Национальное собрание одобрило пересмотр системы военной юстиции, в соответствии с которым сексуальные преступления военных должны рассматриваться в гражданских судах, а не в военном трибунале.

1 октября 2021 г. ВВС запустили новое подразделение по расследованию под прямым контролем штаба, чтобы лучше гарантировать независимость следователей. Ранее военная полиция в каждом подразделении ВВС имела полномочия проводить расследование, но такие расследования не могли быть свободны от влияния командиров их подразделений. 7 октября 2021 г. военные прокуроры потребовали для сержанта Чана 15-летнего тюремного заключения и предъявили обвинения только 15 из 25 военнослужащих, которые были задержаны в связи с их предполагаемой причастностью к этому делу, сняв уголовные обвинения с остальных 10, сославшись на отсутствие доказательств.

Более того, инспекционная группа Министерства обороны не смогла предъявить обвинения военной полиции или прокурорам 20-го истребительного крыла, которые первоначально рассматривали отчет о сексуальных домогательствах, представленный жертвой, несмотря на обвинения в том, что они пренебрегли выводами. Инспекционная группа предъявила обвинение начальнику отдела военной полиции Штаба ВВС, но ему предъявлено обвинение только в представлении ложного отчета, связанного с этим делом, а не в том, что он несет ответственность за неудачное расследование.

Отец жертвы призвал независимого адвоката расследовать смерть его дочери, заявив, что не может доверять действиям военных.

17 декабря сержант Чан был приговорен к девяти годам тюремного заключения, но 23 декабря прокуроры подали апелляцию. 14 июня 2022 г. Апелляционный военный суд заменил девятилетний срок сержанта Чана на семь лет. Суд заявил, что обвиняемый не может нести единоличную ответственность за ее смерть, подчеркнув, что жертве также не была предоставлена надлежащая защита в вооруженных силах.

Это решение вызвало гневную реакцию семьи жертвы.

28 июня 2022 г. созданная по указанию парламента независимая следственная группа адвокатов провела рейд в штаб-квартире ВВС, а также в 20-м истребительном крыле и 15-м крыле специальных миссий в поисках материалов, связанных с расследованием. Таким образом, прошел почти год, а следствие в разгаре.

Однако дело Ли Ё Рам стало фоном для целого ряда аналогичных историй, проходящих почти по такому же сценарию: сексуальное преступление – некачественное расследование или попытки замять дело – жертва получает «вторичный вред» из-за излишней огласки, слухов или остракизма за вынос сора из избы и совершает самоубийство.

В разгар ажиотажа по делу Ли схожий инцидент произошёл в подразделении ВМС. 12 августа 2021 г. девушка-сержант, которая ранее сообщила о сексуальных домогательствах со стороны старшего коллеги, покончила с собой в расположении части. Известно, что события с домогательствами произошли 27 мая, однако жертву перевели в другое подразделение только 9 августа, после чего она подала официальную жалобу, и военная полиция взялась за расследование. Как стало известно позднее, жертва незамедлительно сообщила о случившемся непосредственному начальнику, но не хотела, чтобы в это время подавалась официальная жалоба, и начальник сделал подозреваемому лишь устное предупреждение. Судя по сообщениям, которыми обменивались жертва и ее семья, до 9 августа она, по-видимому, подвергалась издевательствам, была изолирована и отстранена от работы, оставаясь при этом в том же подразделении, что и подозреваемый.

Происшествие было взято под жёсткий контроль высокого руководства. Президент Мун Чжэ Ин потребовал проведения самого тщательного и подробного расследования, а 13 августа министру обороны Со Уку снова пришлось извиняться перед членами семьи погибшей и общественностью.

17 августа военная полиция ВМФ заявила, что обвиняет командира подразделения покойной и еще одного офицера в нарушении своих обязательств по защите личности информатора. Так как те сознательно или невольно сообщили другим членам ее подразделения о случае домогательств, хотя она просила держать это дело в секрете.

24 августа 2021 г. аналогичный случай произошел в сухопутных войсках. Женщина-сержант была госпитализирована после нескольких попыток самоубийства. По данным жертвы, в течение нескольких месяцев она подвергалась постоянным и повторяющимся сексуальным домогательствам со стороны сержанта первого класса после того, как она отвергла его ухаживания. В августе 2020 года жертва сообщила о случившемся начальнику своего подразделения, но дело не рассмотрели должным образом, поскольку преступник был уволен из армии в начале сентября в порядке дисциплинарного взыскания. Уголовное дело не возбуждалось. Только позднее гражданские прокуроры предъявили ему обвинение и отдали под суд. В армии заявили, что старший сержант не указывала, что хочет выдвинуть уголовные обвинения, но ее семья заявила, что она никогда не получала надлежащих объяснений. Семья женщины заявила, что армейский отдел и юридический персонал, отвечающий за консультирование и расследование, проявили безответственность и неуместность в решении этих вопросов. Жертву и преступника следовало немедленно разлучить, но это произошло только через две недели после того, как женщина подала заявление. Женщина передала письма сержанта первого класса и другие документы сотрудникам подразделения, но когда она попросила вернуть документы, сотрудники, как сообщается, отказались, сославшись на маловероятное оправдание того, что документы были “смыты дождем”. Полноценное расследование началось только в ноябре, когда женщина лично наняла частного адвоката и подала жалобу в следственные органы.

7 сентября 2021 г. правозащитная группа привела несколько примеров издевательств не только девушек, но и юношей. В одном случае моряк покончил с собой через четыре месяца после того, как его назначили на эсминец, где он якобы подвергся издевательствам и оскорблениям.

Корпус морской пехоты также стал объектом критики после того, как в июне 2021 г. KBS сообщила, что солдат-мужчина подвергся сексуальному насилию со стороны старослужащих более 130 раз за шесть месяцев. Трое насильников были арестованы и преданы военному суду, но только один получил тюремный срок, а двое других получили условные сроки тюремного заключения, так как «были слишком молоды».

Неслучайно в РК так популярен снятый по мотивам популярного вебтуна сериал «D. P.» о солдатах, выслеживающих военных дезертиров, которые бегут из армии после постоянного физического и словесного насилия и злоупотребления властью со стороны начальства. Сериал описывает как насилия в южнокорейских вооруженных силах, так и то, как старшие по званию пытаются скрыть скандалы с дедовщиной, поскольку инциденты с применением насилия могут повредить их шансам на продвижение по службе.

Нельзя сказать, что власти ничего не делают. 17 августа министр 2021 г. обороны приказал принять меры по защите жертв сексуального насилия еще до того, как они подадут официальную жалобу.

13 октября 2021 г. гражданская группа, которой поручено улучшить условия в области прав человека в вооруженных силах, предложила комплекс мер для лучшей защиты жертв сексуального насилия в казармах и предотвращения причинения им дополнительного ущерба. Группа рекомендовала военным отделить жертву сексуального насилия от предполагаемого преступника еще до завершения расследования и четко определить, кто несет ответственность за защиту жертвы от дополнительного ущерба, например, остракизма в казармах, а равно разработать строгие наказания за такой ущерб.

Заявляется и то, что, хотя громкие случаи привлекают внимание, число суицидов в армии идет на убыль – в 2020 году в результате самоубийства погибли 42 солдата, что существенно меньше, чем 97 в 2011 году.

Между тем, по ощущениям автора, число таких преступлений будет расти. Во-первых, демографическая ситуация в стране будет требовать большего числа женщин-специалистов. Во-вторых, молодое поколение мужчин 20-30 лет остается под влиянием «антифеминистической» риторики и определенных комплексов, следствием которых оказывается рост преступлений сексуального характера не только в армии. В-третьих, косность и корпоративность – серьезное препятствие в расследовании преступлений такого типа. Заметим, во всех случаях серьезные расследования начинаются только после самоубийства жертвы.

Константин Асмолов, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Китая и современной Азии РАН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


Похожие статьи

Related Posts