База “Футэмма” остаётся занозой в американо-японских отношениях

P 27.09.2022 U Владимир Терехов

FUYT03243

Не раз обсуждавшаяся в НВО судьба военно-воздушной базы Корпуса морской пехоты США “Футэмма”, одной из нескольких, которыми американские вооружённые силы располагают на острове Окинава, примечательна с разных точек зрения. Но, прежде всего тем, что остаются не ясными не только ответы на оба традиционных для подобных случаев вопроса “Кто виноват?” и “Что делать?”, но даже смысл каждого образующего их слова. Ибо нынешняя ситуация, связанная с этой базой, выглядит едва ли не прототипом сюжета известного романа “Аэропорт”.

Летом 1945 г. после захвата американскими войсками острова Окинава, рядом с посёлком Гинован, в котором тогда проживали чуть более десяти тысяч человек, была построена взлётно-посадочная полоса. ВВС США собирались её использовать в ходе планировавшихся многомесячных сражений за четыре “основных” японских острова.

Однако война вскоре закончилась, а наступившая мирная жизнь на и вокруг этой ВПП включила в себя два (видимо, существенным образом взаимосвязанных) тренда. Во-первых, продолжилось развитие инфраструктуры самой ВПП, превратившейся в ту самую полноценную базу “Футэмма”, которая к 60-м годам оказалась в ведении КМП США. Во-вторых, рос посёлок Гинован, ставший, в конце концов, полноценным городом с населением уже в сто тысяч человек. В Интернете имеются фотографии, иллюстрирующие нынешнее положение базы в городе.

Можно предположить, что где-то в середине 90-х годов между ответственными представителями второго и первой состоялся, приблизительно, следующий диалог:

«- А вы, ребята, собственно, что тут делаете посередине нашего города? Какие-то детали от ваших аппаратов отваливаются и падают на крыши наших школ. В которых не то что голоса учителя не слышно, но двери-окна ходуном ходят.

- Как, что делаем? Вас защищаем от китайско-коммунистической угрозы.

- Молодцы! Но не могли бы вы этим заниматься где-нибудь в другом месте?»

Как бы то ни было, но во второй половине 90-х годов в очередном совместном американо-японском документе, посвящённом стратегическим вопросам двустороннего военно-политического союза, была отмечена необходимость выноса базы “Футэмма” из (теперь уже) города Гинован. Естественно, за счёт японского госбюджета.

Не прошло и десяти лет, как в схожем документе (2006-го года), были обозначены принципиальные моменты соответствующего проекта, а именно: новое место расположения базы, её будущий облик, предварительные сроки строительства и ожидаемые затраты. Предполагалось, что во второй половине следующего десятилетия “Футэмма” переместится на искусственно созданную прибрежную территорию той же Окинавы рядом с другой базой КМП.

Однако начавшееся строительство проходило в условиях усиления настроений, всегда присутствовавших среди заметной части местного населения, за полный военный уход США с территории острова. Заметим, что как раз на Окинаве располагаются порядка двух третей всей “японской” группировки американских вооружённых сил.

Ситуация для инициаторов проекта переноса “Футэммы” стала выглядеть совсем нехорошо после избрания осенью 2018 г. на пост губернатора префектуры “Окинава” (включающей в себя весь архипелаг Рюкю, протяжённостью порядка 1000 км) бывшего телеведущего Дэнни Тамаки. Несмотря на то, что с помощью строительного мусора и песка продолжилось отвоёвывание у моря необходимой площадки для будущей ВВП, новый губернатор, что называется, не мало попортил крови. Причём, главным образом собственному Центральному правительству.

Не претендуя пока на полный военный уход США с Окинавы, Д. Тамаки постоянно выступает с заявлениями о необходимости вывода “Футэммы” вообще за пределы острова. Хотя, судя по доступным фотографиям, упомянутая прибрежная площадка под будущую базу уже появилась над поверхностью моря.

Поэтому с таким напряжением в Токио ожидали итогов очередных губернаторских выборов в префектуре “Окинава”, состоявшихся 10 сентября. Ибо неугомонный Д. Тамаки вновь выставил на них свою кандидатуру. И опять победил. Результат 50% “за” (из 58% явившихся на выборы), против 40% у представителя правящей в стране партийной коалиции, что вполне можно считать приличной победой кандидата, уже занимавшего тот же пост.

Настроение победителю, однако, испортило то, что он потерял поддерживавшее его ранее большинство в местном парламенте, поскольку никто из его сторонников не занял ни одного из выставленных на голосование свободных мест. Поэтому скорее к триумфалистской политической риторике следует отнести слова Д. Тамаки, произнесённые сразу после объявления предварительных результатов состоявшихся выборов, о том, что “мнение народа префектуры [по вопросу переноса базы “Футэмма”-авт.] не поколебалось ни на миллиметр”.

Ибо подавляющее большинство тех из пришедших на выборы, для кого первостепенное значение имеет не вопрос, куда из города Гинован уедет эта база, а перспектива экономического развития префектуры, проголосовали как раз за оппонента Д. Тамаки. Их, а также скорее всего тех 40% избирателей, которые не явились к урнам для голосования, видимо, устраивает реализуемый проект переноса “Футэммы”.

Как бы то ни было, но, судя по тому же послевыборному выступлению, ново-старый губернатор намерен и далее мешать Центральному правительству реализовывать принятый проект переноса “Футэммы”. Сроки завершения которого итак уже сместились (пока) до 2030 г. вследствие возникших проблем с устойчивостью насыпного грунта. Кстати, в связи с неоднократным переносом указанных сроков иногда высказывается точка зрения, что, на самом деле, Япония строит здесь базу для своих, а вовсе не американских вооружённых сил.

Тем не менее, тот факт, что источник (некоторого) дискомфорта в американо-японских отношениях, остался на посту губернатора префектуры “Окинава”, оказался для Токио очень некстати. Как по внешнеполитическим, так и чисто внутренним причинам.

Что касается первых, то итоги обсуждаемых выборов представляли собой прямой вызов разнообразным мероприятиям и публичным высказываниям последнего времени со стороны ответственных представителей, как США, так и Японии, которые призваны подтвердить “краеугольный характер” двустороннего военно-политического альянса во всей системе американо-японских отношений.

За неделю до окинавских выборов посол США Р. Эманюэль “растёкся мыслью по древу” в ведущей японской газете Yomiuri Shimbun на тему “наступления эры проекции американо-японского альянса в Индо-Тихоокеанском регионе”. Через десять дней в Вашингтоне прошла встреча министров обороны обеих стран. Судя по краткому официальному сообщению, оба высоких чиновника как раз и занимались упомянутым “проецированием” в том самом “Индо-Тихоокеанском регионе”.

Внутри же самой Японии всё очень скверно складывается для ныне действующего кабинета министров Фумио Кисиды. Рейтинг (внешне производящего вполне позитивное впечатление) премьер-министра, обладающего огромным опытом работы на различных государственных должностях, оказался в состоянии свободного падения. Если ещё в середине июля, то есть в первые дни после “переформатирования” правительства, этот показатель, снизившись сразу на 6%, всё ещё превышал 50%, то через месяц он находился уже на уровне 40%. По данным же опроса, проведенного 17-18 сентября, рейтинг кабинета Ф. Кисиды опустился ниже 30%.

Такого не было со времён 2006-2012 годов, когда премьер-министры Японии менялись раз в год, а в Вашингтоне говорили, что не успевают запомнить лицо главы правительства ключевого союзника в Азии. Тот период завершился в декабре 2012 г. с возвращением на пост премьер-министра Синдзо Абэ, едва ли не самой значимой государственной фигуры послевоенной Японии. Вопрос с форматом похорон которого сегодня является одним из основных источников внутренних неприятностей правительства Ф. Кисиды. К другим относятся не прекращающиеся скандалы в связи с некими контактами значительной части японского истеблишмента с так называемой “Церковью единства”, (в основном унаследованные) коррупционные скандалы.

Но главным источником повышенной внутренней нервозности остаются, конечно, факторы глобального масштаба, обусловленные прежде всего развивающимся мировым экономическим кризисом и продолжающейся пандемией “Ковид-19”. То есть такие, которые находятся вне возможностей сколь-нибудь значимого влияния даже такой страны, каковой является современная Япония.

В общем, не вовремя Д. Тамаки вновь стал губернатором префектуры “Окинава”, на главном острове которой находится большая часть “японского” воинского контингента ключевого союзника Токио.

Сохраняющаяся неясность с вопросом переноса одной из расположенных здесь американских баз, существенным образом связанная с именем губернатора “Окинавы”, остаётся источником не малых “шероховатостей” в американо-японских отношений.

Владимир Терехов, эксперт по проблемам Азиатско-Тихоокеанского региона, специально для интернет-журнала “Новое Восточное Обозрение”.


Похожие статьи