Африканский газ вместо российского: мечты и реальность

P 25.10.2022 U Олег Павлов

Конфликт в Украине, перешедший в открытую военную фазу в феврале 2022 года, обострил вопрос о поставках энергоносителей в Европу и, с подачи европейцев, о замене российского газа на «голубое топливо» из других стран.

Очередным пиком обсуждения этих проблем стал международный террористический акт в октябре с.г. против трубопровода «Северный поток-2», который, наряду с «Северным потоком-1» должен был обеспечить на десятилетия вперед Европу дешевым и надежным российским газом.

При этом бенефициар, хотя не обязательно организатор и исполнитель этого теракта, хорошо известен – это США, давно пытающиеся подчинить себе европейский континент и уже преуспевшие во многом в этом. Но оставался «досадный» пробел – тесная связь ЕС с Россией в сфере газа. Из 400 млрд. кубометров газа, потребляемых ежегодно Европой, почти 200 поставляла до недавнего времени Россия. Однако, с 24 февраля с.г.   этот газ неожиданно стал с подачи Вашингтона «токсичным» – газом «агрессора», «молекулами диктатуры» и вообще выяснилось, что «покупать газ у России противоречит европейским ценностям». Россия, дескать, ненадежный партнер и вообще использует газ как политическое оружие, хотя подтвердить внятными аргументами это утверждение ни США, ни ЕС не смогли.

Восприятие вновь оказалось сильнее фактов. При этом сами европейцы осознают, что их благоденствие и высокий уровень жизни обеспечивались именно доступными по цене и объемам российскими энергоносителями, что недавно открыто и несколько простодушно признал высокий представитель по вопросам внешней политики и безопасности Европейского союза Ж.Боррель.

Судорожные попытки срочно заменить российский газ привели к четырехкратному росту цен на него, на чем изрядно погрели руки американские экспортеры СПГ. Да, хранилища на зиму европейцам удалось заполнить. Но перезимовать и обеспечить дешевыми носителями на длительную перспективу энергоносителями энергоемкие отрасли промышленности (сталелитейную, химическую и др.) – далеко не одно и то же.

Параллельно в ЕС начались поиски альтернативных поставщиков голубого топлива на основе долгосрочных контрактов, и тут также выяснилось, что решить эту проблему в одночасье невозможно. Мало того, что есть острый дефицит как самого топлива на рынке, так и путей его доставки – трубопроводов и пунктов регазификации для СПГ. Крупные поставщики, такие как Катар давно законтрактовали свои поставки на длительную перспективу, Иран под санкциями, а Норвегия итак поставляет уже по максимуму свои 20% процентов от европейского потребления и больше дать уже не может.

Остаются США, которые сдирают три шкуры со своих европейских потребителей, да так, что даже президент Франции Э.Макрон, известный своими «особыми симпатиями к Вашингтону», взмолился и стал упрекать США в том, что они ведут себя не по-союзнически. Видимо, он забыл, что «дружба дружбой, а табачок врозь». Ведь не для того Вашингтон сделал все возможное, чтобы разорвать связи ЕС с Россией в сфере энергетики, чтобы потом по дешевке поставлять газ в Европу.

Какие варианты остаются у европейских стран, чтобы не быть догола раздетыми и ограбленными США?

Первый и самый разумный путь показал Президент В.В.Путин, предложивший поставлять доступный по цене российский газ через Турцию, через построенные и запланированные на перспективу ветки «Турецкого потока». Если нет, то Европе придется  дожидаться некоей «победы» Украины над Россией, чтобы начать разрабатывать газовые залежи там. Но что-то подсказывает, что этот последний вариант уходит во все более отдаленную и призрачную перспективу.

Остается еще попытаться выбрать с рынка имеющиеся крохи. И тут всплывает Африка, обладающая фантастическими запасами «голубого топлива». Более того, в будущем (в перспективе 2040 года) Африка сможет поставлять на рынки до 470 млрд. кубометров газа, то есть три четверти того, что Россия добывает сейчас. Причем к 2030 году африканский континент сможет заменить до 20% газа, поставляемого Россией в Европу в настоящее время. Но, увы, не сразу.

Кто же эти счастливые поставщики в Африке, которые могут хоть частично заменить российский газ?

На сегодняшний день таких немного: Алжир, Ангола, Египет, Республика Конго, Нигерия, Мозамбик и Экваториальная Гвинея. Рассмотрим теперь этот вопрос поподробнее.

Алжир уже давно поставляет газ в Европу.  Он экспортирует его по трубопроводам в Испанию и Италию, а также газовозами с двух заводов по производству СПГ. Страна является третьим по объему поставок в Африке, обеспечивая 10% импорта европейского континента, после России и Норвегии. Существует газопровод Магриб–Европа мощностью 12 млрд. кубометров, который соединяет ЕС с газовым месторождением Хасси Р’Мель в Алжире через Марокко с Кордовой в Испании.  Однако в 2021 г. эксплуатация газопровода была прекращена из-за политических разногласий между Алжиром и Марокко по поводу Западной Сахары. Реальной перспективы возобновления его работы не просматривается, поскольку конфликт между странами только усугубляется.

Второй алжирский газопровод – подводный TransMed в Италию, по которому прокачивается 22 млрд м3/год, но максимальная пропускная способность доходит до 32 млрд м3. То есть теоретически Европа может добрать еще 10 млрд. кубометров (из требуемых 200!) уже в ближайшем будущем.

Третий – подводный трубопровод MedGaz, соединяющий Алжир
с Испанией мощностью 8 млрд м3 который может быть увеличен до 10 млрд м3, что и было запланировано еще в феврале, но до сих пор на произошло.

Итого получаем, что Алжир может увеличить подачу газа в Европу на 12 млрд. кубометров. – Негусто. Это лишь 6% от требуемого Европе количества для замещения российского газа. Остальные проекты газопроводов из Алжира пока «зависли», и нет ясности, когда они могут быть реализованы (речь идет о продолжении трубопровода Трансмед до Сардинии и строительстве Транссахарского трубопровода).

Италии в этом году удалось за счет Алжира и Египта, а также Республики Конго добавить 2,4 млрд. кубометров, но это проблемы не решает.

А что же другие поставщики?

Посмотрим теперь на Египет. Согласно отчету Организации арабских стран-экспортеров нефти (ОАПЕК), в 2021 году Египет быстро наращивал экспорт, который достиг 1,4 млн тонн СПГ во втором квартале по сравнению с нулевым экспортом СПГ за аналогичный период 2020 года. Но изъяном для Египта является то, что у него нет альтернативных путей доставки газа, поскольку страна не подключена к европейской трубопроводной сети.

Главным  месторождением Египта является, месторождение Зохр (Zohr), разрабатываемое  с 2015 года компанией  Eni (совместно с российской Лукойл с запасами газа 60,8 млрд м3. В апреле 2021 г. было запущено месторождение BP Raven компании British Petroleum, но больше новых месторождений найдено не было. Пока нет оснований говорить, что Египет может нарастить свой экспорт больше того, что уже сделано.

Гораздо более перспективной страной в плане поставок газа является Нигерия в силу больших его запасов и уже частично созданной системе производства СПГ, а также построенных газопроводов. Ресурсной базой являются морские и наземные месторождения в дельте реки Нигер, газ с которых поступает по долгосрочным соглашениям Shell Petroleum Development Company of Nigeria (SPDC), Total Exploration and Production Nigeria (TEPNG) и Nigerian Agip Oil Company (NAOC).

По состоянию на данный момент в Нигерии действует 6 действующих технологических установок по переработке СПГ общей мощностью 22 млн т/год СПГ и 5 млн т/год сжиженного нефтяного газа (СУГ) и газового конденсата. У западных компаний, таких как ENI и Total Gas & Power (TGP) – дочка французской компании Total, в 2020 и 2021 годах подписаны контракты c компанией Nigeria LNG на поставку по полтора млн. тонн СПГ, что в пересчете на кубометры после регазификации равно приблизительно 4 млрд. кубометров. Nigeria LNG – это совместное предприятие между государственной Nigerian National Petroleum Corporation (NNPC, доля участия – 49%), Shell Gas (25,6%), Total (15%) и Eni (10,4%). Понятно, что указанные 4 млрд. также не закрывают и малой толики европейских потребностей, а конкретно всего 1%, хотя общие мощности позволяют производить до 30 млрд. кубометров газа в год.

С объявлением об окончательном инвестиционном решении по 7-й линии NLNG ожидается, что к 2025 г общая мощность сжижения в Африке составит приблизительно 44 млн т/год, что делает ее ведущим регионом для СПГ после нескольких лет спада. Но до этого надо еще дожить…

Кроме того, в Нигерии действуют 4 наземных и 2 морских газопровода, сеть которых может быть значительно расширена. Именно стремление Европы к замещению российского газа привело к возрождению еще одного проекта трубопроводных поставок газа из Нигерии в Европу: МГП Нигерия – Марокко (Nigeria Morocco Gas Pipeline, NMGP). Речь идет о маршруте NMGP на шельфе вдоль западного побережья Африки. Его предполагаемая протяженность – 5660 км, что сделает его самым длинным подводным трубопроводом и 2м по длине трубопроводом в мире (после системы МНП Дружба, включающей 8900 км нефтепроводов) с пропускной мощностью 30 млрд м3/год. Этот маршрут стоимостью в 25 млрд долл. США из Нигерии в Марокко и Европу через 11 стран Западной Африки, станет продолжением Западноафриканского газопровода (West African Gas Pipeline), по которому газ уже доставляется из Нигерии в Гану по дну Гвинейского залива в Атлантическом океане. Но надо иметь в виду длительные сроки его реализации. Правительство Нигерии надеется дать старт проекту до мая 2023 г., ввод в эксплуатацию ожидается только в 2046 г. Понятно, что при всем интересе Европы к такого рода проектам, закрыть насущные потребности континента в ближайшие годы эти долгосрочные планы не могут.

Есть на континенте другой потенциальный газовый гигант – Мозамбик. Его запасы газа на шельфе впечатляют. На сегодняшний день Мозамбик обладает доказанными запасами природного газа в размере более 5 трлн. кубометров (14-е место по запасам газа в мире). Ситуацию, однако, осложняет то, что все 18 месторождений расположены на морских глубинах от 1500 до 2000 м и удалены от побережья, их раздельная разработка и эксплуатация не представляется экономически оправданной.

Пока в ближайшее время планируется запустить всего один проект по производству СПГв Мозамбике мощностью 12,88 млн т/год (около 17 млрд кубометров). Однако потенциал наращивания поставок газа в Европу, несмотря на увеличение добычи, ограничен несколькими долгосрочными контрактами на поставку СПГ с Японией и Тайванем. В то время как строительные работы по разработке первых 2 линий проекта СПГ в Мозамбике шли в соответствии с графиком, проблемы в сфере безопасности в конце марта 2021 г. в провинции Кабу-Делгаду на севере Мозамбика вынудили оператора (французская нефтегазовая компания Total) вывести весь персонал проекта и объявить форс-мажор.  Правда, П. Пуянне – генеральный директор французского нефтяного гиганта TotalEnergies, заявил во время визита в столицу Мозамбика  в январе 2022 года, что, если безопасность улучшится, компания намеревается в этом году возобновить проект СПГ стоимостью 20 миллиардов долларов, который был остановлен исламскими боевиками. Но опять же, речь идет о долгосрочных проектах, которые не способны закрыть в ближайшее время гигантские потребности ЕС в природном газе.

Другие потенциальные экспортеры газа, такие как Ангола и Ливия пока не разрабатывают свои месторождения, а объемы других поставщиков, таких как Республика Экваториальная Гвинея (объем экспорта газа составляет 4,7 млрд м3.) давно законтрактован. Источником может стать Республика Конго, откуда Италия ежегодно будет импортировать более 4,5 млрд м3 сжиженного газа (СПГ).

Итак, факты говорят сами за себя. Страны Африки богаты газом, но в ближайшие 3-4 года они не смогут прибавить к экспорту в ЕС сколь-либо значимых объемов (максимум 20 млрд. кубометров, а скорее меньше), которые закрыли бы гигантские европейские потребности. Есть и другой значимый факт: африканцам газ нужен самим. Они хотят развивать свою промышленность, энергетику и производство удобрений.  Далеко не очевидно, что они захотят запродать все свои ресурсы в Европу, которая дает много обещаний, но не спешит оказывать помощь Африке в ее индустриализации.

Иными словами, европейцам стоит сто раз подумать, прежде чем под надуманными предлогами, инициированными Вашингтоном, оказываться от российского газа. А африканский газ надо оставить африканцам.

Олег Павлов, политический обозреватель, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


Похожие статьи

Related Posts