К чему ближе Ли Чжэ Мён – тюрьме или политическому лидерству?

P 01.11.2022 U Константин Асмолов

28 августа  2022 г. на общенациональном съезде основной оппозиционной Демократической партии Тобуро  её новым председателем  был избран Ли Чжэ Мён, бывший кандидат в президенты страны. За него проголосовали 77,77% делегатов съезда.

 Победа Ли означает, что поддерживающие его являются основной фракцией Тобуро, а в опросе, проведенном Gallup Korea в начале сентября 2022 г. , 27 % выбрали Ли в качестве человека, который должен стать следующим президентом Южной Кореи.

Таким образом, Ли ожидаемо «пришел к успеху». Однако не случайно еще до его победы СМИ выходили с заголовками  «Ли ищет партийного руководства, чтобы защитить себя», потому что на данный момент Ли Чжэ Мён в опасной близости от того, чтобы стать обвиняемым по серии дел, о которых мы постараемся рассказать.

Причастность  к коррупционным скандалам, связанным с проектами застройки земель в городе Соннам

О скандале с застройкой земель в районе  Тэджан-дон в Соннаме мы писали не раз.

22 июля  2022 г.  Бюро аудита и инспекции (БАИ)  обнаружило нарушения с застройкой земель в еще одном соннамском  районе Пэкхён-дон: в 2015 году городские власти  оказали особое внимание частному застройщику,  а затем вышли из проекта, после чего застройщик получил прибыль в размере 314,2 миллиарда вон (239 миллионов долларов США).

20 октября 2021 г, Ли Чжэ Мен утверждал, что особая поддержка в проекте Пэкхен-дон была оказана по просьбе министерства земельных ресурсов. Однако полицейское расследование уличило его во лжи и 29 августа  дело направили в прокуратуру, которая возбудила дело о нарушении закона о выборах.

1 сентября Ли Чжэ Мёна вызвали на допрос при том, что срок исковой давности по делу истекал 9 сентября.

26 сентября прокуратура вынесла новые обвинения против  трех близких к Ли Дже Мёну людей: это бывший руководитель отдела планирования городского развития Соннама Ю Дон Гю, адвокат Нам Ук и бухгалтер Чон Ён Хак, «засветившиеся»  в «Соннамгейте», а 8 сентября, за день до истечения срока давности,   Ли Чжэ Мену  предъявили обвинение  в нарушении закона о выборах за отмеченные выше ложные заявления.

Неправомерное  использование корпоративных карт его женой

 Супруга   Ли Чжэ Мёна  – Ким Хе Гён  тоже в центре скандала, связанного с использованием корпоративной кредитной карты правительства Кенгидо для личных покупок и питания, в то время как ее муж был губернатором провинции. Кроме того, анонимный осведомитель утверждал, что Ким заставляла провинциальных чиновников выполнять  ее личные поручения, а чиновница Пэ Со Хён (ее близкая помощница и де-факто личный секретарь) несколько раз инструктировала его использовать кредитную карту правительства Кенгидо для оплаты питания Ким. Сообщается, что сумма предполагаемых злоупотреблений со стороны Пэ достигает 20 миллионов вон (14 850 долларов США) в  примерно 150 случаях, и  около 2 миллионов вон из общей суммы касались расходов Ким.

8 сентября   прокуроры предъявили обвинение Пэ, а за день до того  Ким Хэ Гён предстала   перед прокуратурой для допроса, «поскольку она подозревается в молчаливом одобрении предполагаемого злоупотребления ее бывшим секретарем».

Ким Хэ Гён акже предъявлено отдельное обвинение в предполагаемом нарушении закона о выборах, поскольку в августе 2021 года после того, как Ли Чжэ Мён объявил о выдвижении в качестве кандидата на пост президента, Ким Хе Гён заплатила около 100 тыс. вон за угощение в ресторане трёх членов «Тобуро», своего водителя и адвоката.

Ли Чже Мён принес извинения.

Сбор  незаконных пожертвований для футбольной команды ФК Соннам

13 сентября полиция завершила расследование обвинений Ли Чжэ Мена в том, что в обмен на спонсирование рекламных расходов   футбольного клуба г. Соннам , который тогда возглавлял Ли,  компания Doosan Engineering & Construction Co получила возможность изменить назначение земельного участка (был выкуплен за 7 млрд вон, а сейчас его стоимость приближается к 1 трлн вон) и нажиться на этом. Кроме этого, футбольный клуб получил значительные пожертвования   от пяти других организаций –  медицинского центра CHA Пундан, Alpha Dome City Co., универмага Hyundai,  интернет-портала Naver Corp. и банка Нонхёп.

Правоохранители пришли к выводу, что Ли  могут быть предъявлены обвинения во взяточничестве, а  16 сентября прокуратура провела обыски в Doosan Engineering & Construction Co. и 20 других учреждениях, включая футбольный клуб и мэрию Соннама, для обыска и изъятия документов, связанных с этим делом.

Дело об оборонных акциях

Оно только начинается, и дело тут в том, что после выборов в парламент  Ли Чже Мён сначала стал членом парламентского комитета по вопросам обороны, а затем закупился акциями предприятий оборонной промышленности (1670 акций Korea Shipbuilding & Marine Engineering и 690 акций Hyundai Heavy Industries) на сумму 235 млн вон (161 000 долларов США). Но это а)не было указано в его декларации о доходах; б)является конфликтом интересов (политик владеет акциями компаний, решениями на которые напрямую влияет).

Когда это вскрылось,  все акции были проданы, но консерваторы все равно представили  в комитет Национальной ассамблеи по этике ходатайство, призывающее к дисциплинарным мерам в отношении Ли Чжэ Мена. «Обвинения во взяточничестве не снимаются, даже если кто-то получил взятку и вернул ее», – заявила пресс-секретарь «Силы народа» Ким Ми Э, отметив, что продажа активов Ли ничего не меняет.

 «Четыре таинственных смерти»

Консерваторы говорят, что прямых улик против Ли нет благодаря тому, что за последние 8 месяцев уже четвёртый свидетель накануне важного допроса умирает. Консервативные СМИ собрали по этому поводу некоторую информацию:

Труп № 1. Ю Хан Ги - глава региональной девелоперской компании Pocheon Urban Corp,  найден мертвым 10 декабря 2021 года возле своего дома.  В  2015 году Ю Хан Ги был  старшим менеджером корпорации развития  г. Соннам (SDC) и  находился под следствием  по обвинению в получении взяток в обмен на лоббирование на сумму 200 миллионов вон (167 000 долларов США)  в контексте «Соннамгейта». Кроме того, Ю Хан Ги предположительно был причастен к отставке исполнительного директора корпорации и заменил его, чем обеспечил возможность коррупционной схемы.  Самоубийство случилось накануне появления Ю в суде, где он должен был давать показания.

Труп № 2. Ким Мун Ги найден мертвым 21 декабря 2021 г. Ким якобы сыграл ключевую роль в исключении из проектного контракта пункта, который позволял   городскому правительству компенсировать чрезмерную прибыль частных инвесторов и  помог застройщику выиграть контракт на проект застройки района Тэчжан-дон.  В октябре  2021 г. Ким был допрошен в качестве свидетеля,  но смерть двух ключевых фигур «Соннамгейта» подрезала корни утверждений о том, что Ли мог быть глубоко замешан в коррупционном скандале. Однако заявления Ли о том, что он не был знаком с Ким Мун Ги, стали поводом для обвинения в ложных показаниях.

Труп № 3. Ли Бён Чхоль  найден мертвым 11 января 2022 г. Ранее этот человек выдвигал обвинения в адрес Ли Чжэ Мёна, утверждая, что расходы на его адвокатов и судебные издержки по делу о нарушении избирательного законодательства в 2018 году были оплачены другим лицом (что является косвенной формой взятки), в подтверждение чего предоставил расшифровку соответствующих записей.  Так   Ли Бен Чхоль оказался  ключевым свидетелем по делу о доверенных платежах Ли Чжэ Мена команде юристов, которые защищали его в деле, когда он был мэром города Соннам и был обвинен в злоупотреблении властью, чтобы поместить своего собственного брата в психиатрическую больницу после того, как брат раскритиковал его.

10 декабря 2021 г. когда   был найден мертвым Ю Хан Ги, Ли Бен Чхоль выразил страх за свою жизнь. Знакомые говорили, что  Ли  много пил,  семья покойного утверждала, что он подвергался давлению  – но  полиция заявила, что не обнаружила ничего подозрительного, а судмедэкспертиза установила, что он умер своей смертью из-за проблем с сердцем.

Труп № 4. Ким Хен Ук умер26 июля 2022 года. Бывший сотрудник военной разведки работал неисполнительным директором   т.н. Института содействия экономической науке провинции Кенгидо,  когда Ли был губернатором,  жил в доме, принадлежавшем Пэ Со Хён  (там и нашли тело) и  мог стать  ключевым свидетелем по уголовному делу Ким Хе Гён, благо именно ему Пэ давала указания  использовать корпоративную кредитную карту для совершения покупок. Кроме того,   Ким Хен Ук был водителем Ким Хе Гён.  Как и  в случае Ким Мун Ги, Чжэ Мен отрицал знакомство с ним, но это было опровергнуто.

В итоге мы снова сталкиваемся с вопросом веры. Формально – два самоубийства и две естественных смерти, поскольку при явных признаках убийства дело стали бы раскручивать. Фактически – совпадений многовато, а после реформы полиции при Муне местная полиция довольно зависима от уважаемых лиц на местах. Поэтому и демократам, и консерваторам «все очевидно».

Кроме самого губернатора Ли под судом оказались и его доверенные люди. Мы упоминаем про это, потому что в подобном случае, невзирая на отсутствие связи, демократы любили рассуждать что а) начальник не мог не знать о делишках подчиненного и, скорее всего, покрывал б) он несет символическую ответственность за то, что допустил такое.

Дело Ын Су Ми

16 сентября 2022 г.  бывший мэр Соннама с июля 2018 года по июнь 2022  года, подчиненная Ли Чже Мёна и бывший секретарь Мун Дже Ина Ын Су Ми   получила   за взяточничество и злоупотребления властью 2 года и штраф в размере 10 миллионов вон (7200 долларов США).

Окружной суд Сувона признал ее виновной в оказании в октябре 2018 года особых услуг сотруднику полиции (контракт на замену уличных фонарей на сумму 450 миллионов вон с неустановленной компанией)   в обмен на получение инсайдерской информации о полицейском расследовании ее предполагаемого нарушения закона о политических фондах.

Ын Су Ми также подозревают в фальсификации выборов и связях с местными преступными группировками, но это доказано не до конца. Якобы, она получала деньги от банд и информацию от полиции, которая помогла скрыть преступления в обмен на выгодные контракты на строительство.

Дело Ли Хва Ёна

13 сентября СМИ стали писать о том, что бывший вице-губернатор провинции Ли Хва Ен находится под следствием по обвинению в получении взятки от компании Ssang Bang Wool.

Ли Хва Ена подозревают в том, что в бытность  вице-губернатором он потратил около 100 миллионов вон (72 300 долларов) с помощью корпоративной кредитной карты Ssang Bang Wool. Общая сумма взяток  в виде кредитной карты и автомобилей класса люкс составила  около 250 миллионов вон (175 315 долларов) . Кроме того, Ssang Bang Wool оказывается был кошельком Ли Чжэ Мена, оплачивая организованные им мероприятия по межкорейскому обмену или гонорары его адвокатам.

28 сентября  2022 г. Ли Хва Ена арестовали, после чего прокуратура   слила в СМИ  целый ряд подробностей того, как  в 2018 г. Ли Хва Ён пытался продавать в  Северную Корею вещи, которые поставлялись бы под видом гуманитарной помощи, затем их должны были доставить на китайский таможенный склад в Даньдуне, а затем перепродать в Китае, после чего часть денег черными схемами ушла бы в КНДР. К сожалению, пока неясно, удалось ли провернуть подобное.

Этот случай привлек внимание, поскольку Ли Чжэ Мен тогда был губернатором Кенгидо. Напомним, что, согласно санкционному режиму, Север не может получать или принимать валюту, и сам по себе план выглядел бы обходом санкций, но пока обвинение пришло к выводу, что  Ли Чжэ Мен не был причастен к этому делу.

            17 октября  прокуратура провела обыск в в штаб-квартире Ssang bang wool,  расследуя утверждения о предполагаемой контрабанде валюты:  якобы  в 2019 году компания  тайно отправила в Китай несколько миллиардов долларов США в нарушение закона об операциях с иностранной валютой. Предполагается, что десятки сотрудников Ssang bang wool во время своих поездок в Китай прятали доллары в книгах. Разумеется,  прокуроры изучают возможность поступления этих денег в Северную Корею, тем более, что как раз тогда   Ssang bang wool подписала соглашение о проектах экономического сотрудничества с рядом организаций из КНДР.

«Это война»

Президент Юн Сок Ель  подчеркнуто не обращает внимания на  ситуацию вокруг Ли. Так, 2 сентября   он отказался комментировать вызов Ли Чжэ Мена в прокуратуру, заявив, что сосредоточен на экономике и у него нет времени должным образом читать новости.

Демократы, в свою очередь, утверждают, что повестка для их лидера «ясно показывает намерения президента Юна, который является бывшим генеральным прокурором и целью которого на посту президента было расследование, а не государственные дела». Депутат Чон Чжон Рэ  даже договорился до того, что Юн эквивалентен Чон Ду Хвану, бывшему диктатору 1980-х годов. А потом написал в социальной сети: «Это означает войну. Давайте бороться и победим».

 С другой стороны, правящая  «Сила народа» усиливает давление на Ли, заявляя, что да, «это война» – потому что  прокуратура ведет войну с преступностью без поправок на  былые заслуги и обвинения в политической мести.

  Конечно, при желании попытки посадить Ли можно объявить политической вендеттой, хотя, справедливости ради напомним, что это пытался сделать и Мун Чжэ Ин, для которого Ли был главным внутрипартийным соперником. По делам о застройке в бытность Ли мэром дела успели завести за считанные дни до окончания срока давности, темные дела жены или помощников бросают на Ли тень, но прямой вовлеченности пока не обнаружено. С другой стороны, в похожих ситуациях по отношению к политическим соперникам демократов обуревала не меньшая жажда справедливости, и если вспоминать что Ли и Ко говорили во времена свечной революции, можно подумать, что он в ранах от нескольких бумерангов. Да и обвинения против него все равно выглядят более фундированными, чем обвинения против той же Пак Кын Хе.

Но посадить Ли Чжэ Мёна – все равно что лишить демократов последнего известного лидера и окончательно дискредитировать левый дискурс в том виде, в котором он существует со времен Но Му Хена – Мун Чжэ Ина.  Поэтому «это война», на которой демократы будут отбиваться всеми средствами.

Константин Асмолов, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Китая и современной Азии РАН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


Похожие статьи

Related Posts