В США и РК задумываются теперь над сдерживанием применения ЯО КНДР

P 20.11.2022 U Константин Асмолов

По прочтении предыдущего текста, может сложиться впечатление, что, на фоне беспрецедентной ракетной активности Северной Кореи  и вероятности проведения Пхеньяном седьмого ядерного испытания,   в США всё громче звучат призывы покончить с Пхеньяном при помощи санкционного давления, превентивного удара или размещения на полуострове  ядерного оружия.  Однако, автор обращает внимание и на иной тренд: голоса, зовущие к признанию статуса КНДР в качестве ядерной державы и пересмотру политики денуклеаризации Корейского полуострова. Вот несколько примеров.

26 октября  2022 г. Министр обороны РК Ли Чжон Соп заявил, что фокус усилий по решению северокорейской ядерной проблемы должен быть смещен на сдерживание применения ядерного оружия от сдерживания его разработки. «Мы сосредоточили наше внимание на попытке помешать Северной Корее провести дополнительные ядерные испытания и расширить свой ядерный потенциал, но пришло время изменить нашу стратегию». Теперь «приоритет должен быть направлен на сдерживание применения ядерного оружия», дав северянам понимание что если КНДР попытается применить ЯО, это приведет к прекращению северокорейского режима.

В похожем ключе высказался глава правящей партии Чон Джин Сок: «Мы вступили в совершенно новую фазу ядерных и ракетных угроз Северной Кореи. Нам нужно пересмотреть всю нашу систему реагирования на ядерные угрозы Севера… “У нас также должна быть мощная система обороны, чтобы локальные провокации не переросли в полномасштабную войну». Возглавляющий комитет по реагированию на угрозы КНДР депутат-консерватор Хан Ги Хо, тоже отметил, что «политика денуклеаризации, к которой мы стремились до сих пор, провалилась».

Хотя южнокорейские консерваторы говорят не о переговорах, а об ответе силой на силу, такое сдерживание тоже разновидность контроля. Но куда важнее мнение представителей США. На Международной конференции Карнеги по ядерной политике 2022 года в Вашингтоне заместитель госсекретаря США по контролю над вооружениями и международной безопасности Бонни Дженкинс сказала, что, если Пхеньян готов вернуться к взаимодействию, со временем можно будет работать над  договором о контроле над вооружениями. Дженкинс  добавила, что у США и Северной Кореи могут быть разные интерпретации “контроля над вооружениями” и “ядерного разоружения”, которые усложнили соответствующие дискуссии и оказались серьезными препятствиями во время взаимодействия эпохи Трампа, но «создание основы путем определения цели» станет отправной точкой любых потенциальных переговоров, которые, по ее словам, потребуют времени.

Заметим, это высказывание не последнего госчиновника США, но основная официальная позиция все ещё прежняя. В ответ на вопрос о высказываниях Дженкинс 31 октября представитель Госдепартамента США Нед Прайс заявил, что  «никаких изменений в политике США не произошло. Наша политика в отношении КНДР остается полной денуклеаризацией Корейского полуострова». Соединенные Штаты не признают и не будут признавать Северную Корею государством, обладающим ядерным оружием – «Это не наша политика. Я не предвижу, что это когда-либо станет политикой».

Американские и южнокорейские эксперты и отставники более откровенны. Как заявил в интервью  Korea Times бывший министр объединения при администрации Мун Чжэ Ина – Чон Се Хен, «после промежуточных выборов у США не будет иного выбора, кроме как начать переговоры о контроле над вооружениями с Северной Кореей на основе приверженности Севера нераспространению своего ядерного оружия».

  Как отмечает бывший   специальный посланник США по переговорам с Северной Кореей Джозеф Детрани, Северная Корея не намерена избавляться от своего ядерного оружия в обмен на экономические стимулы или нормализацию дипломатических отношений, и потому предлагать Пхеньяну подобные «пряники» в обмен на разоружение – не получится.  По словам Детрани, Северная Корея хочет, чтобы ее приняли как ядерное государство, подобное Пакистану, в то же время подчеркивая, что ее ядерная программа предназначена для сдерживания и не будет использоваться в наступательных целях. США же открыто сказали, что не принимают КНДР в качестве государства, обладающего ядерным оружием, так как это приведет к гонке ядерных вооружений в регионе и создает возможности  распространения ядерного оружия, попадания расщепляющегося материала в руки государства-изгоя или террористического НГО.

Роберт Келли, профессор политологии Пусанского национального университета, тоже полагает, что убедить Северную Корею отказаться от своей ядерной программы будет нелегко, и у Сеула нет вариантов. Единственное, чего можно добиться – контроль над вооружениями: «мы можем получить некоторые ограничения, возможно, мы получим каких-то инспекторов, чтобы заставить северокорейцев ограничить его примерно 200 стратегическими ракетами и боеголовками или что-то в этом роде, но они никогда не упадут до нуля».

Су Ким, политический аналитик корпорации RAND, думает, что у США, как и у Южной Кореи, заканчиваются варианты, «потому что просто не так много творческих идей, чтобы вернуть Северную Корею за стол переговоров и действительно убедить Ким Чен Ына отказаться от некоторых аспектов своей ядерной программы».

Ким Чжон Дэ, бывший сотрудник министерства обороны Южной Кореи и приглашенный профессор Университета Ёнсе, тоже думает, что достижение полной денуклеаризации Севера – это то, чего вообще нельзя достичь и развивать дискуссии с Северной Кореей с точки зрения контроля над вооружениями,  – это очень реалистичная идея.

 В статье, недавно опубликованной агентством Bloomberg, говорится, что проводившаяся в последние десятилетия политика денуклеаризации Корейского полуострова, потерпела неудачу. США и их союзники должны принять статус КНДР как ядерной державы и учиться действовать в новых условиях. Критике подвергаются также антисеверокорейские санкции, которые не дают иного эффекта, кроме создания дефицита продовольствия для миллионов северокорейцев.

Ранее, специалист по нераспространению ядерного оружия из Института международных отношений Миддлбери Джеффри Льюис, говорил о необходимости признания ядерного статуса КНДР в интересах смягчения напряжённости на Корейском полуострове.

Журналист Дональд Кирк, специализирующийся на Восточной Азии, также писал, что надежды на переговоры с Ким Чон Ыном по ядерному вопросу являются фантазией. Он призвал сосредоточиться на укреплении обороноспособности, назвав принятие Севером ядерной доктрины на законодательном уровне реальной угрозой.

Заявления подобного рода основаны не только на оценке военного потенциала КНДР, но и на материалах общественного мнения:  доля тех, кто считает угрозу КНДР серьёзной, в США снижается, а число сторонников конструктивного решения растет.

В августе-сентябре 2022 года Чикагский совет по международным отношениям провёл опрос общественного мнения по поводу того, насколько важными для рядового американца представляются те или иные проблемы внешней политики. Выяснилось, что только 52% американцев считает, что северокорейская ядерная программа представляет для Соединённых Штатов «серьёзную угрозу» (для сравнения, в 2017 году так считали 75% опрошенных, а в 2021 году – 59%). По вопросу «что делать, чтобы заставить Северную Корею отказаться от ядерного оружия» отмечается раскол: 46% респондентов считают, что США следует установить формальные дипломатические отношения с КНДР, 31% настроены на то, что при благоприятных условиях Америке следует использовать военную силу.

Комментируя результаты опроса, специалисты из Чикагского совета отметили, что в настоящее время проблематика КНДР в американском сознании оказалась отодвинута на второй план и затенена событиями на Украине, а также экономическими проблемами. В результате в политике Байдена северокорейские проблемы отодвинуты на задний план.

22 сентября Исследовательский институт мира и объединения Сеульского национального университета опубликовал результаты соцопроса, согласно которым, 92,5% респондентов убеждены в том, что Северная Корея не откажется от своего ядерного оружия, и это самый высокий результат за всё время.  55,5% высказались за обладание Сеулом собственным ядерным оружием – максимально высокий результат за всю историю. В сравнении с прошлым годом рост составил 10%.

Отметим, что “соглашение о контроле за вооружениями” – то, что требовал Пхеньян в прошлые годы. Однако проведение переговоров по контролю над вооружениями – непростой процесс для США, поскольку это означало бы признание Севера ядерным государством  и, соответственно, коренное изменение политики США в отношении КНДР. Поскольку Вашингтон всегда подчеркивал, что северокорейская ядерная программа является незаконной и подпадает под санкции Организации Объединенных Наций.

Тем не менее, российские специалисты, например, Александр Жебин, неоднократно подчёркивали, что Западу стоит признать реальность, и от переговоров по поводу денуклеаризации перейти к разговорам о контроле над вооружением, благо КНДР позиционирует себя как ответственное государство, придерживающееся доктрины нераспространения ЯО. Все попытки найти свидетельства контрабанды ядерных материалов и/или технологий (которые активно искали ради новых удушающих мер) не увенчались успехом.

Константин Асмолов, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Китая и современной Азии РАН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


Похожие статьи

Related Posts