Вторая всеобщая забастовка водителей грузовиков в РК

P 08.12.2022 U Константин Асмолов

Помните летнюю историю о забастовке дальнобойщиков в Южной Корее? Сейчас она повторяется и, на взгляд автора, является не столько частью борьбы рабочих за свои права, сколько элементом политического противостояния консерваторов и демократов.

22 ноября  2022 г.  Корейская конфедерация профсоюзов (KCTU), один из двух зонтичных профсоюзов Южной Кореи, объявила, что будет вести тотальную борьбу за расширение трудовых прав. Профсоюз настаивает на принятии дополнительного закона  о предотвращения несчастных случаев со смертельным исходом на строительных площадках (тот, что есть, по их мнению, не работает),  отмены временного статуса системы грузовых тарифов, гарантирующей базовую заработную плату водителям грузовиков  на фоне роста цен на топливо и расширения списка наименований грузов, в отношении которых действует эта  система.  Пока она применяется только к контейнеровозам и цементовозам, или   6,5% всех грузовиков.

Другие требования включают приостановку усилий правительства по приватизации транспортных, медицинских и других государственных услуг, а также пересмотр закона о труде, чтобы ограничить иски работодателей о возмещении ущерба профсоюзам.

23 ноября   правительство и правящая партия договорились продлить действие системы  на три года, но не распространять ее на иные сферы, –  KCTU это не удовлетворило, и началась серия забастовок. 24 ноября забастовали водители  большегрузных автомобилей, 25 ноября  – нерегулярные работники школ, 30 ноября – сотрудники Сеульского метрополитена и 2 декабря – железнодорожники.

Напомним, однако, что это вторая забастовка дальнобойщиков. Первая беспрепятственно длилась неделю и закончилась консенсусом между профсоюзом и предпринимателями при определённом посредничестве со стороны государства. Хотя летом Юн  угрожал разогнать протест, если забастовщики перейдут грань,  под репрессии попали только те, кто мешал работать отказавшимся от забастовки.  При том, что последствия  забастовки нанесли  промышленности ущерб в размере 2 триллионов вон (1,5 миллиарда долларов).

Так что, вторая забастовка связана не столько с тем, что требования забастовщиков не были исполнены, сколько с тем, что KCTU подконтрольна демократам, которые стараются как можно сильнее раскачать лодку на фоне собственных политических проблем и желания свалить Юн Сок Ёля любой ценой. Если протест будет подавлен, президента можно будет обвинить в создании диктатуры, а если Юн пойдёт навстречу, ему можно будет попробовать сесть на шею и тогда консерваторы обвинят его в слабости.

В первый день в забастовке прияли участие  43% из 22 тысяч членов профсоюза, а объем контейнерных перевозок в крупных портах сократился примерно до 40% от обычного уровня.

В тот же день премьер Хан Док Су призвал водителей грузовиков вернуться к работе, и “принять решение с широкой точки зрения, учитывая тяжелые экономические условия“. Юн Сок Ёль также написал в социальных, что «в случае безответственного продолжения отказа грузоперевозчиков от работы у властей не останется иного выбора, кроме как рассмотреть все возможные ответные меры, вплоть до издания указа о возобновлении работ».

Тем временем Корейская ассоциация цементной промышленности заявила об убытках в 19 млрд вон за первые сутки забастовки. В этой связи возникли сбои в работе на строительных объектах. Объем перевозок контейнеров  также сократился примерно до 40% по сравнению со средним показателем в обычные дни.

25 ноября начал забастовку Корейский профсоюз внештатных работников школ (поваров, организаторов внеклассной работы с учениками и тп), требуя обеспечить стабильные условия работы, а также принять меры по решению проблемы рака лёгких у работников школьных столовых.

На второй день забастовки водителей в ней приняло участие около 35 % от общего числа членов профсоюза, но ущерб продолжался и POSCO, ведущий производитель стали в стране, заявила, что рассматривает возможность использования морских или железнодорожных маршрутов для доставки стали.

28 ноября   правительство и бастующие  провели свои первые переговоры, но не смогли урегулировать разногласия по поводу минимальных ставок фрахта.

В тот же день компании по производству цемента заявили, что будут вынуждены на неделю приостановить производство, если дальнобойщики продолжат устраивать забастовки.

Тем временем, показатель контейнерных грузоперевозок в портах РК опустился до 2788 TEU, что составляет 7,6% от его обычного уровня. Более половины всех строящихся объектов столкнулись с проблемами в доставке необходимых материалов, а на 260 объектах работы приостановлены из-за отсутствия поставок цемента.

29 ноября на заседании кабинета министров, проходившем под председательством  Юн Сок Ёля, был выпущен «приказ о возвращении на работу» бастующих водителей грузовиков. В первую очередь он касается водителей цементовозов.

В соответствии с законом, министр сухопутных территорий и транспорта имеет право наложить запрет на забастовку, если она угрожает национальной экономике. За нарушение запрета предусмотрено лишение свободы на срок до трёх лет или штраф до 30 млн вон (22.500 долларов).

Союз солидарности грузоперевозчиков  подверг критике решение властей:  «приказ о возвращении на работу» является нарушением Конвенции международной организации труда.  Бастующие заявили, что не примут меры давления со стороны правительства, продолжив протестные выступления.

К 30  ноября  поставки цемента   сократились  на 95 %, что привело к остановке большинства строительных площадок по всей стране,  на 23 заправочных станциях закончилось топливо, а консервативные СМИ стали обвинять власти в вялости после того, как представители правительства и Союза солидарности грузоперевозчиков предприняли вторую попытку договориться, но не достигли компромисса.

В тот же день после неудачных восьмичасовых переговоров начали забастовку два профсоюза, объединяющие около 13 тыс. человек или 80% сотрудников компании «Сеульское метро».  Однако уже 1 декабря работники Сеульского метрополитена достигли соглашения с руководством,  положив конец забастовке.

Тем временем власти выдали приказы о возвращении к работе тем 350 водителям из 2500 бастующих,  чьи личности уже были установлены. Однако  поелику  приказ должен быть передан лично в руки бастующего, а транспортные компании неохотно делятся личными данными, в том числе адресами водителей, доставка приказов всем протестующим затянулась.

К утру 1 декабря  убытки от прекращения перевозок цемента составили 95 млрд 600 млн вон (73,5 млн долларов), а    на 33 заправочных станциях по всей стране закончилось топливо, в том числе на 11 в Сеуле. В этом контексте власти задумались о том, чтобы выписать приказ о возвращении к работе водителям бензовозов, а министр финансов Чху Ген Хо повторил свой призыв к дальнобойщикам вернуться к работе, подчеркнув, что их забастовка наносит серьезный ущерб и без того пострадавшей экономике страны.

В тот же день Корейская железнодорожная корпорация. (KORAIL) и ее профсоюз провели   переговоры, чтобы избежать  забастовки. Тем не менее, в итоге переговоров, которые продолжались всю ночь с 1 на 2 декабря, профсоюз и руководство KORAIL достигли предварительной договорённости по ряду спорных вопросов, руководство  KORAIL согласилось поэтапно решить вопрос о заработной плате совместно с правительством, а также улучшить условия труда.

2 декабря  министерство транспорта заявило, что с начала следующей недели начнет налагать штрафы на бастующих, которые не выполняют приказ о возвращении на работу. Одновременно Корейская ассоциация международной торговли (KITA) заявила, что рассматривает возможность подачи против бастующих дальнобойщиков компенсационного иска, поскольку забастовка, которая продолжается уже девятый день, нанесла ущерб более чем на 1,6 трлн вон (1,2 млрд долларов), 60% строек страны (727 объектов) простаивают, а топливо закончилось уже на 55 заправочных станциях по всей стране.  При этом по данным Opinet, веб-сайта, управляемого государственной Корейской национальной нефтяной корпорацией,  страна располагает запасами топлива только на три дня.

Ежедневные поставки нефтехимической промышленности упали до 30% от среднего уровня, хотя  с момента издания приказа  о возвращении к работе поставки цемента восстановились примерно до 46% от среднесуточного объема, в то время как объем контейнерных перевозок из крупных портов восстановился до 81%  от среднего показателя.

На 3 декабря ситуация остаалась неопределённой. С одной стороны, с железнодорожниками и работниками метро удалось достичь компромисса, а число бастующих водителей несколько сократилось:  приказы вернуться  к работе были разосланы 425 водителям грузовиков из 777, и 178 из них указание выполнили. Объем  грузоперевозок контейнеров  тоже  вырос с 64% до 81% от своего обычного уровня, что также указывает на возвращение определённой части водителей к работе.   С другой – ситуация с цементом и топливом остаётся критической, а масштабы сбоев с отгрузками в сталелитейной промышленности  оцениваются в 1,1 трлн вон.

Противостоянию, скорее всего, быть, так как после двух неудачных попыток договориться продолжения не было. С 5 декабря правительство РК начало принимать меры воздействия (вплоть до аннулирования лицензии)  в отношении бастующих водителей цементовозов, отказывающихся исполнять  указ о возвращении к работе. KCTU,  с той же даты  рассматривает вариант всеобщей забастовки. Профсоюзы не намерены отступать и играют роль тарана в «раскачивании лодки», которую проводит оппозиция, желая уберечь своих лидеров от судебного преследования.

Как бы то ни было, второй виток «проблемы с дальнобойщиками» явно оказывается для Юна сложнее, чем первый, но пока мы ставим не точку, а запятую, продолжая следить за развитием событий.

Константин Асмолов, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Китая и современной Азии РАН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


Похожие статьи

Related Posts